Жена для Иванова

Иванов считался прирожденным холостяком и был абсолютно уверен в том, что мужики – это лучшая часть человечества. Женщинам он, как и большинство «альфа самцов», отводил место на кухне. И то – под присмотром, потому что бабы от рождения тупые и ничего не понимают. Вся эта женская порода только и ждет, чтобы захомутать свободных человеков и загнать под каблук. Несчастные мужики постепенно становятся безвольными существами с осоловелыми глазами и сломанной волей.

Знакомые женатики походили на загнанных коняг, уныло тянущих свою ношу. Почти у каждого – по три работы, чтобы хватало денег и на путевку для жены, детей и тещи; на новый дом площадью сто квадратов, квартиру, машину, кино, рестораны, золото, бриллианты и пылесос для мамы супруги.

Кто это придумал? Для чего? Иванов наблюдал, как хорошие ребята теряли волю и любовь к жизни. Ради кого? Большинство жен не обладали никакими достоинствами, даже образования не имели. Главным достижением для них было одно – родить двоих, а лучше троих ребятишек и ходить с коляской, неся гордо звание «яжематери». Коварные, они не упускали возможности поднять боевые знамена с изображением погремушки, тем самым подавив все попытки мужского сопротивления еще в зародыше.

Поэтому Иванов долго ходил в холостяках, пока не влюбился по-настоящему. С удивлением обнаружив, что хочет видеть свою избранницу каждый день, а не два раза в неделю, он запаниковал даже. Как так? Чем взяла его девица с весьма средними показателями? Неужели ему, собственнику по природе, придется делить с ней квартиру, постель, зарплату?

Он злился на себя, потому что все его принципы были буквально сломаны об коленку. И кем? Самой обыкновенной женщиной, заурядной и простой! Да, Лидочка не относилась к выдающимся личностям, но была такая хорошенькая, ласковая и покладистая, что Иванов пропал. В конце концов он решил дать избраннице свою редкую фамилию, свить с ней уютное семейное гнездышко, где молодая жена будет слушаться и почитать супруга, как положено по «Домострою».

Он придумал: нечего устраивать проверки до брака – бесполезно! А вот проверить Лидочку после ЗАГСа не повредит. Если любит – не сбежит. А сбежит, что же, он это переживет!

Перед свадьбой у Иванова с Лидочкой состоялся серьезный разговор.

— Лида, ты прекрасно знаешь мои принципы! Поэтому залогом нашей счастливой жизни будет твое безупречное поведение как жены и хозяйки, — торжественно начал он. Лидочка сидела напротив и внимательно смотрела на жениха, даже не думая возражать.

Иванов четко перечислил свои требования. Первое: не спорить. Второе: не выпрашивать зарплатную карточку. Третье: не клянчить новый автомобиль. Четвертое: никогда не жаловаться. Пятое: соблюдать порядок в доме и заботиться о сытном обеде для мужа. И шестое: не пытаться привязать супруга детьми!

— Я все понятно объяснил? — спросил будущий супруг.

— Все понятно, — согласилась Лидочка, хлопая наивными глазками.

Иванов возликовал в душе. Другая бы начала пререкаться, отстаивать свои права, топать ногами и посылать его лесом. А эта… Дурочка! Из нее можно просто веревки вить. А что? Очень удобно, у Иванова будет домашняя обслуга, симпатичная и опрятная, ничего не требующая взамен, а он будет чувствовать себя абсолютно свободным человеком! Мысль о такой перспективе приятно ласкала сердце.

Сыграли скромную свадьбу, теща Клавдия Васильевна недовольно поглядывала на зятя. Ей хотелось, чтобы все было как у людей: большой стол буквой «П», куча родственников и трехэтажный торт. Но Иванов бесцеремонно отверг все ее предложения еще при знакомстве.

— Влезать в кредит, а потом развестись через год? Вы в уме ли, уважаемая Клавдия Васильевна?

В общем, теща поняла: жених — крепкий орешек, и под чужую дудку плясать не будет. К ее огорчению, Лидочка была совершенно спокойна и не спорила, да еще и упрекнула мать:

— Мама, Витя абсолютно прав! Вбухивать бешеные деньги непонятно во что! Распишемся по-тихому, и ладно!

— Но… неужели тебе не хочется покрасоваться в белом платье? — вопрошала Клавдия Васильевна.

— Это смешно. Мне тридцать два года, какая фата, мама? — парировала Лида.

Иванов в первый раз в жизни смекнул: а невеста не так глупа, как кажется.

На том и порешили. Молодые поселились в однушке Иванова. Можно было купить квартиру побольше, взяв ипотеку, но зачем? Лидочка сдала свои апартаменты приличной интеллигентной паре, и ежемесячно получала деньги, служившие супруге существенной прибавкой к зарплате. За счет небольшой площади квартиры Иванова удалось сэкономить на ремонте, получив при этом уютное гнездышко, в котором можно было быстро наводить порядок.

Иванов приходил домой и радовался: в квартирке чувствовалась женская рука, из кухни доносились соблазнительные ароматы: Лидочка умела удивить своего мужчину. Меню было разнообразным: в понедельник жена подавала борщ и котлеты, по вторникам супруги баловались супом с фрикадельками и жареной картошкой; в среду на столе красовался винегрет. По четвергам устраивался рыбный день. Пятница считалась днем итальянской кухни, и хозяйка готовила спагетти под соусом «болоньез». На выходных Лидочка радовала Иванова домашней выпечкой или блинчиками с нехитрой начинкой. Муж ел и нахваливал. И главное, супруга умудрялась вести дом за копейки. Просто каша из топора, не иначе. «Не глупа, не глупа Лида», — уже не раз посещали Иванова такие мысли.

Жена для Иванова

Он продолжал жить своей холостой жизнью, несмотря на присутствие в квартире молодой жены. Бывало, по три дня пропадал, наслаждаясь отдыхом с ночевкой на реке или приходил под утро после трансляции серии игр любимой хоккейной лиги в спорт-баре. Женатики с удивлением смотрели на него и не верили своим глазам.

— Как, она тебя спокойно отпускает в бар, в гараж, на рыбалку и ничего не говорит? И даже не орет? — спрашивали ребята Иванова.

— Никогда! — гордо отвечал Витя.

— Не может быть! А, может, у нее кто-то есть? — не отставали друзья.

— Да ну, кто у нее может быть? Дома сидит, на хозяйстве, — возражал Иванов. Но после разговора с подкаблучниками заволновался. С чего это у Лиды такое хладнокровие? А вдруг и правда: муж за порог, а она… Да нет… А если да? Иванов напряг память, чтобы вспомнить что-нибудь подозрительное в поведении супруги. Но в голову ему ничего такого не приходило. Лидочка ни разу не покинула квартиру по неуважительной причине, мужчины, кроме пожилого сантехника дяди Васи, к ним не приходили.

На втором этаже проживал Серега Чулков, молодой парень, хулиганскую наружность которого очень ценили представительницы слабого пола. Каждую неделю у него появлялась новая девица. Каждый месяц на лестничной площадке проводились бои без правил между поклонницами за Серегины сердце, руку и тело. Иванов дружил с ним и уважал за легкое отношение к вероломным бабам и любовь к свободе. Вполне себе конкурент и потенциальный любовник!

Но как объяснить презрительные гримасы жены при встрече с соседом? Лидочку аж передергивало от отвращения.

— Фу, — бурчала она, — до чего противный, ограниченный тип.

— Симпатичный пацан, тот еще ходок, — резюмировал Иванов.

— Вот именно! – восклицала супруга, — ходячий рассадник венерических заболеваний! Ты видел его девиц? Ужас! Им самое место где-нибудь в сауне или публичном доме, что, в принципе, одно и то же.

И еще одна важная деталь: Иванов иногда ездил на рыбалку с Чулковым, да и вообще Серега, несмотря на разницу в возрасте, частенько составлял ему компанию в различных увеселительных мероприятиях.

— Слушай, твоя случайно в полиции не работает? – спрашивал он у Иванова

— С чего это?

— Смотрит на меня как прокурор. Ты, Витя, извини, но меня от нее потряхивает.

— Взаимно, — смеялся Иванов.

А может, Лида искала приключений, прикрываясь поездками к теще каждое воскресенье? Но он лично забирал ее от Клавдии Васильевны на своей машине, ибо у жены не было личного автомобиля, а многочисленные баночки, сетки с морковью и свеклой ей одной не унести. Теща обиженно поджимала губы при встрече с зятем, но вряд ли она, женщина старой закалки, позволила бы дочери интрижку на стороне.

Витя подумал, подумал и решил все-таки проверить супругу. В пятницу он, как обычно, собрал рыболовные снасти, чтобы на завтра встать часика в три и уехать на рыбалку. Лидочка заранее приготовила бутерброды, сварила яйца, а утром налила в термос черный кофе: муж очень любил завтракать на природе.

Иванов завел автомобиль, отогнал его в гараж, а сам вернулся и зашел в соседний дом, чтобы наблюдать было удобнее. Лидочка не выходила на улицу до самого обеда. Потом она в легком спортивном костюмчике выскочила в ближайший магазин и вернулась через десять минут с буханкой хлеба и коробкой молока.

Иванов просидел еще пару часов, пока не скрипнула чья-то дверь, и оттуда не высунулась любопытная седая голова бдительной старушки.

Витя решил – пора. Он бесшумно открыл свою дверь ключом и увидел, как жена, уютно устроившись на диванчике, читает книгу. Увидев Иванова, она удивилась и улыбнулась.

— Не клюет?

— Неа. Читаешь?

— Да, книга очень интересная.

— А обед в доме будет?

— Конечно, дорогой. Сейчас разогрею.

Витя проверял Лидочку еще несколько раз – она была безупречна. Иванов понял — нечего играть с судьбой, и завязал со своими холостыми увлечениями. Отбило. Отрезало. Расхотелось. Другое дело — с женой время провести, книги почитать, любимый фильм посмотреть, да и на рыбалку смотаться с ней — одно удовольствие. Лидочка ведь никогда не ныла и не жаловалась, а подсекала шустрых «костылей» не хуже любого мужика.

А потом ему страстно захотелось ребенка. Самому! Чтобы был похож на жену, чтобы вставать к нему ночами, играть, учить его ходить и говорить. Лидочка выслушала Иванова и улыбнулась загадочно.

— Исполнено, любимый! Срок – восемь недель!

Витя готов был прыгать до потолка! Он заплакал даже! Ведь не бывает так! Ему досталась самая лучшая женщина на свете, прямо по «Домострою», которая «чего муж возами не принесет, корзинками натаскает». В честь такого события Иванов купил путевку на море, золотые сережки с симпатичными камешками, заказал ужин в ресторане, а теще… приобрел газонокосилку на дачу! А самое главное — Витя впрягся в работу с удвоенной силой – малышу нужны нормальные условия для жизни.

***

— Милая, я восхищаюсь тобой. Как ты вообще терпела меня все это время? — спросил Витя, посмотрев в глаза любимой Лидочке. Супруги склонились над детской кроваткой, в которой спала очаровательная дочка.

— Все очень просто. Я никогда не спорила с тобой, потому что любила. Но гордость не позволяла держать тебя около юбки. Поэтому я не ругалась и не плакала, когда ты уезжал на несколько дней.

Ты не хотел обеспечивать семью, но требовал разнообразной пищи. Я не роптала и не жаловалась. Мама снабжала нас овощами и закрутками, и я готовила простую пищу, борщ, винегрет… Да и спагетти «болоньез» в народе называют макаронами с подливкой.

Да, было обидно из-за твоего скотского отношения, но успокаивало то, что я могу в любую минуту вернуться в свою квартиру, которую хватило ума не продать. Мама переживала и настраивала меня против брака, но я не позволяла влезать в семейную жизнь ни одному из родственников. Бабушка учила: ум – не главное, мудрость – все! Вот так, дорогой, — Лидочка улыбнулась грустно.

Витя обнял жену и поцеловал:

— Ты самая мудрая женщина на планете! Господи, как я люблю тебя! Тебя и нашу девочку!

***

Иванов уверенно продвигался по служебной лестнице и редко бывал дома. Так хотелось обеспечить своих девчонок всем необходимым! Лидочка воспитывала маленькую Аленку. Она любовалась синеглазой малышкой и восхищалась:

— Надо же, какая ты у меня красивая! Вся в отца!

Лидочка наряжала Алену в кружевное платьице, сажала в прогулочную коляску и выруливала во двор. Ей очень нравилось на новом месте: удобная детская площадка, зеленый район и, главное, нет Чулкова! Его видеть не хотелось – нечего маячить перед глазами у порядочной женщины.

***

С Серегой она когда-то работала вместе. Но пересекались они крайне редко – Лидочке не нравились бабники – что с них взять? Постель? А дальше? Но иногда она оказывала Чулкову кое-какую помощь в работе с документами, поэтому Сережу, отъявленного раздолбая, до сих пор не уволили. Он был благодарным коллегой: приглашал в ресторан со всеми вытекающими последствиями, что Лидочке нравилось, но… не более. В очередной раз они лежали в постели и лениво переговаривались.

— Хороший ты мужик, Сережа, но не…

— Да знаю я, что ты начинаешь… Слушай, неужели тебе не нравится быть свободной? Что вы все так замуж рветесь?

Лида присела на кровати и начала одеваться.

— А кто это нам вчера на лестнице попался? Ну, дяденька с лысинкой на макушке, глаза – в пол, даже на меня не взглянул? Может, из этих самых?

— Захомутать решила? Чуйка у тебя работает, молодец! Перспективный жених. Только с ним все будет очень сложно.

Лида скосила глаз на Чулкова.

— Подробнее?

Ну, а дальше все прошло как по маслу. Да и когда у Лидочки что-то не получалось? Жена из нее вышла отменная: терпения и хладнокровия хватало. Правда, с Чулковым было никак не распутаться, а муж начал подозрительно поглядывать в ее сторону. Точку в этой истории поставила беременность, о которой Лидочка, умная женщина, ничего любовнику не сказала. Покупка новой квартиры ускорила решение проблемы. И теперь у Лидочки все хорошо, лучше и быть не может. Кстати, нужно поторопить Иванова с приобретением новой машины. Она давно мечтала о красном седане, немце по своему благородному происхождению.

Анна Лебедева

Ссылка на основную публикацию