Самая главная мечта в жизни

Тогда Елену Андреевну звали вовсе не Еленой Андреевной.

Её звали Леночкой, Ленуськой, особо смелые ребята пытались назвать Ленкой-пенкой и прочими обидными, на детский взгляд, прозвищами — только вот попытки обидеть Лену никогда не оставались безнаказанными: она всегда кидалась в драку и всегда побеждала.

Мама вздыхала:

— Дочка, не обращай на них внимания, будь добрее.

Леночка кивала, а на следующий день вновь возвращалась домой с разбитыми коленками: нельзя было оставаться в стороне, когда кто-то оказывался неправ.

Однажды Леночка пришла домой и огорошила родителей новостью: она записалась в секцию рукопашного боя. А ещё у школы начали строить отличный стадион — они с ребятами договорились: соберут свою футбольную команду и станут выигрывать все-все соревнования.

А ещё…

А ещё хорошо было бы пойти в художественную школу, чтоб научиться рисовать стенгазеты. И в кружок любителей природы — чтобы выбираться по выходным в лес и в горы. А ещё…

— Лена, какой рукопашный бой? От тебя же все женихи разбегутся, — пришла в ужас мама. Папа ей вторил:

— Какая художественная школа? Все художники нищие, а мы хотим для тебя лучшего будущего, — Лена слушала и всё ниже опускала голову. На горящий внутри души костёр, казалось, начинал капать мелкий противный дождик.

В такие моменты Лена всегда шла к бабе Поле.

Баба Поля — Полина Михайловна — жила в соседнем доме совсем одна, компанию ей составляли только временами забредавший во двор чёрный уличный кот, да местная детвора, приходившая к ней на запах пекущихся пирожков.

Полина Михайловна никогда не выгоняла маленьких наглецов. Напротив — раскрывала двери дома нараспашку, улыбалась и приглашала на кухню, где уже стояла большая тарелка с выпечкой. Когда детвора рассаживалась вокруг стола, баба Поля выслушивала многоголосый галдёж и включалась в беседу — кому-то давала совет, как вести себя при внезапно нагрянувшей первой влюблённости, а кого-то успокаивала и разговорами отвлекала от школьных проблем. Разношёрстная толпа принималась за пирожки, которые очень быстро подходили к концу. Баба Поля продолжала улыбаться ребятам — от этой улыбки становилось спокойно и тепло.

Но в этот раз на пороге дома было пусто. Лена подумала, что ей повезло: нельзя делиться своими переживаниями при сверстниках. Чего доброго, посчитают, что дала слабину — какой уж после этого рукопашный бой! Даже во дворе стыдно будет сражаться за своё доброе имя. Так недолго остаться с какой-нибудь смешной кличкой вроде «Ленка-развела-слёзы-за-стенкой» или ещё с чем похуже…

— А, Леночка? Заходи, — баба Поля раскрыла дверь и жестом пригласила девочку в дом. Когда та прошла в кухню и устремила невидящий взгляд в стол, Полина Михайловна села перед ней и спросила:

— Что случилось?

Легко спросить, что случилось. Ответить гораздо сложнее.

— Меня не понимают, — Лена оторвала взгляд от скатерти и с вызовом посмотрела на соседку: скажет ли она то же самое, что говорили родители и школьные учителя? «Скоро переходный возраст, все вы считаете, что вас не понимают»!

Но соседка молчала и выжидающе смотрела на неё.

Самая главная мечта в жизни

И девочка рассказала про всё: про то, что от неё должны «все женихи разбегаться», про то, что «все художники нищие», про свой костёр в глубине души, который медленно, но верно заливал дождь из родительских слов…

— Вот что я тебе скажу, Лена, — баба Поля сложила руки на груди, — Сама-то ты хочешь заниматься тем, что твои родители отвергли?

— Хочу, конечно! — с горячностью воскликнула девочка. Но потом добавила тише: — Наверное, хочу.

— Что ж тогда тебя так смутили чужие слова? — Полина Михайловна смотрела выжидающе, а Лена не знала, что ответить. — Чужие слова, конечно, всегда достойны того, чтобы быть выслушанными. Но ответственность за свою жизнь нести только тебе: ни маме, ни папе, ни мне. Самое главное, не позволяй таким словам лишить тебя твоей мечты: когда человек перестаёт мечтать, он стареет. Посмотри хотя бы на меня…

Соседка засмеялась.

— И вовсе вы не старая, — Лена откликнулась со свойственной ей пылкостью. — А что до «бабы Поли», так все вас так называют, извините…

— Не извиняйся, детка. Наверное, это всё потому, что мои мечты в таком возрасте несколько отличаются от твоих.

Конечно, ни в какую секцию Лена после разговора не пошла — пропустила первую же тренировку. Да и рисование было не самым полезным навыком для жизни — пришлось, наступив себе ногой на горло, записаться на бальные танцы: мама была уверена, что вальсы полезнее каких-то мальчишеских драк и прочих занятий, которыми не подобает увлекаться уважающей себя девочке. Танцевать у Лены получалось плохо — ни врождённой грации, ни изящества. Зато у мамы появился счастливый блеск в глазах: образумилась доченька.

Правда, Лена продолжала вспоминать слова Полины Михайловны. Только мечталось что-то плохо — все мечты уходили от практичных и полезных вещей в дебри, вызывающие ужас на лицах родителей. Все вокруг ахали:

– Только отделались от футбола — как на тебе, в институт физкультуры решила поступать!

Пришлось мечтать о журналистике. Ведь журналист — это интеллигенция. Мероприятия, открытия выставок, фуршеты…

На экзамен она принесла две своих лучших статьи. Одна из них называлась «Старше собственной памяти» и была посвящена детям из детских домов. Вторая иллюстрировала жизнь детей в богатейших семьях города. Над статьёй стояло пафосное название: «В начале дороги».

— Хорошие у вас материалы, только вот почему заголовки у статей настолько глупо возвышенные? — поинтересовался у Лены-абитуриентки седовласый дядечка из приёмной комиссии.

— Так она же для городской газеты их писала, — засмеялась блондинка в очках, сидевшая от дядечки по правую руку. — Они там все из кожи вон лезут, чтоб оказаться лучшим журналистом провинции.

Теперь засмеялась вся приёмная комиссия. Костёр в душе, который когда-то слегка подмочило дождём, начало заливать тропическим ливнем.

В институт Елена всё-таки поступила. Потом она устроилась на работу в региональную газету «Губернаторский вестник». Больше никаких глупо возвышенных заголовков — только «Лучшие гостиницы нашего региона», да «Что делать, если вас укусил клещ во время летнего отдыха?»

Мечты не наполняли голову. Как должное, рассматривалось всё: и десять лет в кресле обычного журналиста, и отсутствие отпусков, и тесная квартира, ставшая местом исключительно для сна: шумных компаний Елена не собирала, оставив подросткам привилегию обзаводиться друзьями, поэтому приходить домой раньше было незачем.

Елена осознала, что в детстве она совершенно не так поняла слова Полины Михайловны.

Но после осознания этого факта оказалось, что ей ещё есть о чём мечтать.

* * *

— Елена Андреевна, Елена Андреевна! — настойчивый стук в дверь отвлёк женщину от домашних дел.

На пороге стоял мальчик лет десяти. Бывшая журналистка улыбнулась:

— Проходи на кухню, Серёжа. Там как раз горячие пирожки стоят, тебя дожидаются.

Мальчуган вприпрыжку побежал к столу и по-хозяйски устроился на стуле, взяв с тарелки пирожок. И сообщил, откусывая огромный кусок:

— Мне Ульяна сказала, что вы советы хорошие даёте. А мне поможете?

— Ну, давай попробую. Что случилось?

Мальчик отвёл глаза и сделал вид, что его очень интересует рисунок на скатерти — Елена Андреевна сразу вспомнила себя на кухне Полины Михайловны. А Серёжа, оторвав взгляд от стола, подтвердил это сходство, резко спросив:

— Если я расскажу обо всём, вы не станете говорить, что у меня подростковый возраст начинается, и что я сам себе проблемы выдумываю?

— Нет, конечно, рассказывай, — бывшая журналистка, шутя, сложила руки на груди. Мальчик расслабился и начал:

— Меня не понимают. Я очень хотел пойти в кружок биологов, но мне сказали, что не мужское дело деревья разглядывать и в микроскопы смотреть…

Елена закрыла глаза. Детские мечты вновь разжигали в её душе забытый, залитый водой костёр — тлеющие угольки снова начали разгораться.

— Я сейчас скажу тебе плохую вещь, Серёжа, — она заглянула мальчику в глаза, чтобы убедиться, что тот её внимательно слушает. — Чужое мнение достойно того, чтобы быть выслушанным, но твою жизнь никто за тебя не проживёт. Ты хочешь стать биологом?

— Очень, — ответил Серёжа и почему-то покраснел.

— В таком случае тебе нужно бороться за мечту. У твоих родителей другой опыт, и для того, чтобы его получить, они не переставали мечтать о чём-то своём. И ты не хуже, чем они.

Мальчик долго молчал, обдумывая слова Елены Андреевны. А потом вдруг спросил:

— А у вас была мечта?

— Не «была», а «есть». Я мечтаю о том, чтобы чужие мечты сбывались.

* * *

— Спасибо вам, Елена Андреевна, — Сергей, кандидат наук, дал в руки сухонькой старушке новенькую книгу. — Это моя монография: на форзаце я написал, что свою первую серьёзную работу посвятил главному своему учителю — вам.

Сухонькая старушка вновь почувствовала себя той Леночкой, которой она когда-то была. Самая главная мечта в жизни сбылась — не только её мечта.

—-

Станислав Воронецкий

Ссылка на основную публикацию