Венечка

Среди здравомыслящих людей считается, что неодушевленные предметы такими и являются – неодушевленными! И не надо называть Сережей электрический лобзик, пинать ногой заглохший автомобиль и ругать его матом, а стиральную машинку нежно гладить по белому боку и говорить:

— Помощница моя, лапушка, что бы я без тебя делала!

Но мы — просто люди, у нас менталитет такой. Поэтому и появляются имена у машин. Мало того: бездушные агрегаты начинают проявлять характер — у каждого свой. И хозяева, не слушая голос рационального разума, разговаривают со своими «ласточками», «девоньками», «мальчиками», как с любимыми домашними питомцами.

Хотите, верьте, хотите нет, но и я, как представитель творческого среза общества, тоже попала в эту ловушку. С первого дня, как в моем доме появилась первая машинка–автомат. Ну как не похвалить трудягу, точнее, трудяжку? До этого мне, жене и матери троих сыновей, на стирку приходилось убивать сутки.

Многие уже забыли этот процесс, так я напомню. Сначала сортируешь заляпанные куртки, штаны, футболки. Ни одного платьица, боже, ни одного… За что, господи?

Потом замачиваешь в разных тазиках. В ванной нельзя – там отдыхает постельное белье, которое в «Асе». Поэтому кипятить не надо. Утром кормишь всех пельменями и приступаешь к «таинству». Была стиралка «малютка», которая болтала тряпки туда-сюда, а пятна нужно было ликвидировать при помощи стиральной доски – лучшего изобретения человечества до того, как талантливые инженеры одной американской кампании не придумали «автомат».

Полоскание в трех водах — отдельная песня. Но это — извращение, я считаю. А потом отжим вручную. После, вся мокрая и потная, я шла на улицу и развешивала вещи на веревке. А потом следила, чтобы никто не упер куртку мужа или штанишки одного из сыновей.

Единственным плюсом такой стирки было одно – трата миллиона калорий, что для меня, курпулентной женщины – полезно. И все!

День, когда в квартире поселилась беленькая трудяжка, можно считать эпическим событием. Я перестирала все, что можно и нельзя. Процесс оказался увлекательным, а усилия тратились только на управление, кстати (женщины знают) элементарное. С выстиранных вещей не лились потоки воды, оно было легким и чистым. И ароматным. А времени свободного оставалось уйма. Я еще долго сачковала, прикрываясь днем стирки, чтобы выгонять всех из дома на целый день и отдыхать.

Моя трудяжка жива по сей день и радует своей нетребовательностью. Она тихонечко полощет белье и гудит только тогда, когда сливает грязную воду.

— Ну что, девочка, постираем немного? — ласково обращаюсь я к ней, закладывая в барабан пододеяльник. И она не возражает, знай крутит белье, иногда подмигивая мне ласково зеленым огоньком индикатора.

Один раз ее чуть не убил муж. Он решил постирать в мое отсутствие куртку, уделанную во время ремонта автомобиля. Хорошо, что я пришла вовремя. Машинка пищала, кричала, мигала лампочками и взывала о помощи, перегруженная донельзя. А муж, который с легким сердцем загрузил в несчастную стиралку тяжелый куртец, джинсы, рубашку и носки, спокойнехонько валялся на диване и смотрел кино, не обращая внимания на отчаянно вибрирующее, погибающее существо.

Я вырубила автомат, вынула белье и долго успокаивала свою любимицу. С тех пор для супруга доступ к трудяжке запрещен.

Так же, ему нельзя прикасаться к пылесосу Роме. Этот фирменный пижон – ровесник младшего сына. Правда, ребенка забрали в армию, а его нет – по старости. Но несмотря на солидный возраст, этот пожилой джентльмен даст фору любой технической новинке. Нужно выполнять только одно условие – вовремя чистить фильтр. С годами он стал правда, сильнее гудеть, но что поделаешь, характер у всех с годами портится. Муж чуть не покалечил Рому, когда решил пропылесосить пол, на который упал горшок с только что политым цветком. Он забыл, что электрические предметы нужно держать подальше от мокрой земли. Я подоспела вовремя. Я – домашний Бетмен, спаситель бытовой техники от вселенского зла!

А потом мы купили дачу у черта на куличках. Это означало, что вместо дороги там просто направление. На легковой машине, моем стареньком фольксвагене, на дачу будет сложно добраться. И супруг купил чудо российского автопрома – Ниву. Купил, конечно, за копейки. Поэтому выглядела машина не лучшим образом: вся в крапинку, в царапинку.

Венечка

— Да это я ее покрасил неудачно, — оправдывался продавец. Че на нее смотреть – двигатель работает как часы.

— Любимый мой автомобильчик! Я на нем как ласточка летала! – стрекотала рядом жена продавца, — Кстати, его Венечкой зовут!

Венечка. Этого мне только не хватало. Но корчить из себя светскую львицу я не стала. Машина действительно обладала завидной проходимостью, что с удовольствием продемонстрировал хозяин, заехав по самые брови в глубокую лужу напротив гаража и виртуозно выбравшись оттуда, обдав нас, покупателей струей грязи.

Я села за руль, повернула ключ и… началось. Венечка не хотел заводиться.

— Подсос вынули? — деловито спросила бывшая владелица.

— Да, — убитым голосом ответила я.

— А массу включили?

— Да, — тон мой не изменился.

Женщина шустро, слегка отпихнув меня на пассажирское сиденье, прыгнула за руль, включила зажигание, и машина заурчала.

— Это с непривычки. Потом все получится. Венечка мой чувствует разлуку, — тетка даже слезинку смахнула.

В общем, сделка состоялась. Муж подписывал документ, не обращая внимания на зверское выражение моего лица. Вечером он лихо домчал до деревни, радуясь, как вертко и уверенно идет по дорожной грязи автомобиль.

Я упиралась до последнего, не желая садиться за руль «этого пылесоса». Но кто меня послушал? Супруг рявкнул:

— Так давай дачу обратно продадим!

А этого мне ужасно не хотелось. Пришлось стать водителем Венечки, который меня возненавидел со дня нашего знакомства. Причем, взаимно.

В первую же поездку у него отказала вся электрика. Почему? Потому что был дождь. Не видите логики? А я скажу: Нива протекала так, что мои ноги по щиколотку покрыло водой! Я не знаю как, но лило из всех щелей. Поэтому дворники перестали работать. Я сидела в салоне и плакала. Ехать невозможно: дороги не видно. Мокро. А на улице еще хуже. Пришлось ждать два часа, пока выглянет солнце. Венечка кряхтел и, казалось, хихикал!

Супруг тщательно осмотрел автомобиль и не нашел протечек. Сам поехал в ливень на службу и сообщил мне, что в машине сухо – все работает. А я – шизофреничка и вруха.

На второй раз Веню начало трясти, как психического, как эпилепсика. В середине пути! В месте, где отсутствовала мобильная связь! Я, сжав зубы, тащилась сорок километров на первой передаче.

— Твареныш ты этакий! Не вздумай сломаться! — без конца твердила я Вене, а тот брыкался и дрыгался еще хлеще.

В мастерской слесари, с ухмылкой на меня взглянувшие, выяснили, что с машиной все в порядке, просто водитель «неопытный» (это они про меня). Хорошо, может быть пятнадцать лет стажа на шоферском языке нельзя назвать опытом, но оскорблять зачем?

Может быть, я плохо за Веней ухаживаю? Да нет же: салон очищен, в нем даже не курят, сам намыт, масляного голодания нет, все, что можно заменить — заменено. Правда, вырвана с мясом сигнализация. Но это потому, что Вене вздумалось орать и пиликать, сверкая всеми фарами и мигалками прямо на въезде в город, где самое интенсивное движение. Сам виноват. И нечего тут!

Эта скотина залезла своими грязными колесами в семейные отношения! Скандал следовал за скандалом, и муж не понимал меня, считая нежелание садиться за руль Вени бабским капризом!

— Что тебе не нравится? Что? — орал он, — Едет, моргает, включается!

Твареныш, действительно, ехал, моргал и исправно гудел отлаженным двигателем. Но как только я взяла в руки руль, тут же, через три минуты завилял и зашлепал спустившим колесом!

***

— Слушай, прекрасно знаю, что ты меня не любишь. Я тоже не очень к тебе отношусь. Но ведь можно сохранить нормальные рабочие отношения, а? Давай останемся друзьями? — говорила я, оставшись наедине с Веней, — пожалуйста, доставь меня до дома без проблем, хорошо? — я привычно перекрестилась, пожелала себе ангела в дорогу и двинулась в путь.

О, чудо! Веня вел себя великолепно! Не гудел, не жужжал, не трясся. Я возликовала! Все у нас сложилось. На радостях я проехала перекресток, где мне нужно было повернуть направо. Сдала назад, ориентируясь по зеркалам. То, что зеркало было сдвинуто, поняла уже в кювете. Сама дура, понимаю. Но ведь проверяла эти зеркала перед поездкой! Все было хорошо!

Два часа сидела на дороге — ждала помощи. Добрые люди нашлись. Пригнали свой УАЗ и вытащили Веню из кювета без единой царапины. Ниву нужно было срочно отогнать с проезжей части. Только села я за руль, как увидела, что мужики яростно машут мне руками:

— Вылезай! Вылезай скорее!

Я выскочила из машины пулей! В секунду оказалась на обочине! И увидела, как прямо на Веню несется огромный гидроманипулятор — у водителя не сработали тормоза. Мгновение — и Веню размотало как козявку.

— Дима, алле.

— Ну, что там у тебя опять? Залило, колесо оторвалось, окно разбилось – что? — голос мужа усталый, раздраженный. У него работа тяжелая.

— Я… это… немножко в аварию попала…

— Что-о-о? Что случилось?

— Ну меня чуть-чуть фишкой задавило…

Дима потом рассказал, что у него чуть не остановилось сердце. В голове пронеслись картины, одна страшней другой. Он-то знает, спасатель со стажем.

— Ты цела? Ты ходишь?

— Ну да, хожу…

— Ляг! Ляг немедленно! Ты в шоке ходишь! У тебя, наверное, ног нет! Я сейчас приеду!

К месту ДТП он принесся в считанные минуты. Начальник отпустил мужа без проблем, нервничая, почему до сих пор на пульт не поступил вызов на аварию с пострадавшими.

Сначала Дима увидел Веню. Содрогнулся. Но я, живая, невредимая, потрогала мужа за рукав форменной куртки и улыбнулась виновато.

— Веня все.

— Вижу. Да и хрен с ним. Сама жива, слава богу.

***

Мужчины скажут: Веня самоубился. С такой курицей другого выхода у него не было. Женщины подумают: хорошо, что ангел в дороге был — уберег от гибели. А я всем пожелаю доброго здоровья и счастья в личной жизни!

Анна Лебедева

Ссылка на основную публикацию