Подработка для пенсионерки

Есть в году одна-единственная ночь, когда животворящая природа являет свое волшебство миру. Лишь одну ночь в году волшебные звери обретают способность говорить. Лишь в это время ведуны и знахарки собирают травы разрыв, одолень и плакун. И расцветает папоротник. Ночь эта называется купальской.

***

Этого приблуду я подобрала в подъезде. Тощий и заморенный, он был настолько жалок, что пройти мимо считалось бы преступлением.

– Ну вот, – сказала я себе в тот момент, – начало положено. Скоро и ко мне прилепится «звание» «одинокая старушка-кошатница».

Котенок не походил на своих собратьев: не пытался забиться в угол или удрать из незнакомого помещения, спокойно дал мне осмотреть и обработать раны. В последующие дни зверек проявил недюжинный ум.

Однако, кот, едва увидев переноску для поездки в ветклинику, скрылся. Хотя куда можно спрятаться в моей квартире? А вот – поди ж ты! Не вышел ни на запах готовящегося ужина, ни на звон миски. С утра, правда, увидела, что его тарелка пуста, но сам кот так и не появился.

Со слезами на глазах умоляла простить, появиться, поклялась никогда не отводить к ветеринару. И котик вышел! Откармливала любимыми блюдами, даже погладила разок с его позволения.

Зима прошла, пролетела весна, пришло время отпусков. Я до последнего откладывала решение о поездке из-за моего приемыша, которого назвала Баюном, но тут Анечка, подруга моя закадычная, предложила поехать к ним в деревню. Речка, лес, чаепития на веранде, неторопливые разговоры о былом и грядущем – я не выдержала, соблазнилась. Договорилась с соседкой, чтобы та каждый день приходила кормить моего котика.

Но накануне отъезда случилось странное. С самого утра не могла найти Бая, всю квартиру облазила, наконец, на антресолях обнаружился кот. В переноске! Изумлению моему не было предела. При попытке достать Бая получила три царапины.

– Хочешь со мной?

Кот утвердительно мурлыкнул.

– Ты точно поедешь, не испугаешься людей и машин?

Кот вновь утвердительно муркнул.

Сдалась. Только тогда он соизволил вылезти и принять пищу.

На следующее утро оставила соседке ключи, попросила раз в неделю поливать денежное дерево, и была такова.

***

Доехали мы с Баем без приключений. Но и устали – словами не передать! Спасибо Анечке и её мужу: встретили, помогли довезти поклажу, баньку истопили, накормили-напоили и спать уложили. Наутро чувствовала себя как богатырь из сказки. Бай тоже быстро освоился, подлизался к хозяйке и теперь блаженствовал, уминая домашнюю сметанку и сливочки.

Несколько дней мы гуляли в компании Анны и ее мужа, но вскоре дела захватили супругов, да и мы с Баюном немного освоились, так что нам дали добро на самостоятельное исследование окрестностей. У меня и карта была, и компас, и телефон настроенный, но все равно супруги Стоевы не скрывали тревоги.

Не выдержав, я спросила о причине такого странного поведения. Анна поведала мне занятную историю о том, что есть в окрестностях место силы – якобы в древности ведьма там грозная жила, и после нее след тяжелый остался. Кто в ведьмины владения забредет, долго плутает, и ничто не способно помочь ему выбраться. Сказки сказками, а каждый год два-три туриста в этих краях пропадают. Вроде места и обжитые, а поиски результата не дают. Тела, правда, потом обнаруживают: кого в озере, кого в лесу после схождения снега.

На ночь глядя рассказ произвел впечатление, и, несмотря на летнее тепло, меня пробрала дрожь.

Следующий день был по-летнему прекрасен. Все вчерашние тревоги показались смешными. Мы с Баем отправились с утра на речку, порыбачить, одолжив снасти у Глеба, а отдохнув после обеда, пошли в лес за малиной.

Как назло, в окрестностях все кусты обобрали местные жители, однако поиски так меня захватили, что я и не заметила, как углубилась в чащу. Опомнилась только, когда стемнело.

Бай не унывал: его черный хвост мелькал среди кустов то там, то здесь.

Я проверила сотовый: связи не было. Сориентировалась по карте и компасу, но спустя полчаса пути поселок так и не показался. Вряд ли я так уж далеко ушла. Села на одну из коряг, лежавших в изобилии повсюду. Баюн подошел и вопросительно заглянул в глаза. Я взяла его на руки.

– Заблудились мы, Баюша, – произнесла со вздохом.

Сюда не пробивался даже свет звезд. Вокруг раздавались шорохи и трески. Я сжалась в комочек от страха: не в том я уже возрасте, чтобы подобные приключения переживать. И где? В подмосковном лесу, рядом с большим поселком!

Неподалеку зажегся огонек, за ним еще один, и ещё… Светлячки? Но откуда они в этакой чащобе? Или я уже где-то неподалеку от опушки? Валяющийся кругом бурелом опровергал эту гипотезу: вблизи поселка все коряги давно перевели на дрова.

Баюн вырвался из рук и побежал на огоньки.

– Глупыш, это жуки!

Где там! Нашла кому объяснять. Поспешила за ним в меру оставшихся невеликих сил, благо мой котик не совсем потерял голову, а периодически оглядывался, ища меня. Долго ли, коротко, выбрались на поляну с развалившейся избушкой. Тут Баюн наконец угомонился и позволил взять себя на руки.

– Не в том… я… возрасте… чтоб так бегать… – произнесла я, пытаясь отдышаться.

– Ну извини.

Говорил мой Бай. Волосы встали дыбом.

– Только не падай в обморок! – встревожился кот.

Подработка для пенсионерки

Дожила. Ночь в лесу – и вуаля – слуховые галлюцинации. А если вспомнить светлячков, то не только слуховые. А все работа! Я столько лет в конторе, столько интриг пережила, стольких подводных камней избежала… Вот он, результат. Придется доживать свои дни в желтом доме. Если вообще найдут меня. В глазах защипало, сердце закололо. Я не сердечница, но возраст сказывается. И таблеток с собой никаких…

– Хозяйка, ты как?! – встревоженно промурлыкал очередную реплику кот. Он вообще говорил, если так можно выразиться, с отчетливым кошачьим акцентом.

Я промолчала. Смысл отвечать своему подсознанию?

– Хозяйка, ты чего это? – Баюн развернул голову и требовательно заглянул мне в глаза. – Ты меня вообще слышишь? Неужели я ошибся? – последнюю реплику кот пробормотал как бы про себя.

Помолчали. На поляне тем временем стало ещё больше светлячков. Они облепили развалины, и те светились, словно призрачные. И казалось, что и не развалины то вовсе, а вполне себе достойная избушка, правда, почему-то парящая. Или стоявшая на подпорках?

Я так заинтересовалась вывертами собственного сознания, что не заметила, когда на поляне возник новый персонаж, напоминающий ходячий остов дерева.

– Здрава будь, Яга! – сказал субъект и наклонился всем стволом вперед. Поклонился?

Мысли кружились в голове, устраивая мешанину из досады, надежды, разочарования и тревоги.

Как жаль, что я сумасшедшая. Впрочем, они, кажется, не осознают своего состояния. Тогда как объяснить происходящее?

А вокруг творилось странное. Ожили болотные кочки, поднялись, а под ними, как под шляпками, обнаружились страшноватые крошечные дамочки, поспешившие поздороваться с «Ягой». Речь их сопровождалась странным бульканьем. Это, должно быть, образ кикимор из моего подсознания. В этом самом подсознании обнаружилось множество дивных и причудливых созданий. Тут и соблазнительные мавки, и летающие ящеры, рассыпающие вокруг себя искры, и волкодлаки, в чьих чертах угадывалось нечто человеческое, и другие, опознать которых я оказалась не в силах.

Все эти фольклорные персонажи спешили поздороваться со мной, называя при этом Ягой отчего-то. Интересно, это так моя мания величия проявляется?

– Ты должна сказать, что принимаешь бремя служения, иначе останешься здесь навсегда, – вновь подал голос мой котик.

Иначе? Значит, подсознание оставило для меня лазейку? Чем черт не шутит!

– Принимаю бремя служения! – торжественно и отчетливо произнесла я.

Все восторженно заулюлюкали. Под эти звуки ко мне подошел леший:

– Прими дар леса.

На его сучковатой руке лежало два золотых желудя. В полной тишине прозвучал его скрипучий голос:

– Мы вверяем тебе свои жизни и клянемся помогать в любой твоей просьбе, – ходячая коряга вновь поклонилась в своей странной манере. За ним склонились и остальные участники действа.

Поразительно, но разламывающая поясницу боль моментально прекратилась, стоило мне коснуться странных плодов.

– Я клянусь помочь Яге стать проводницей меж мирами и обучить всему, что знаю сам, – подал голос Баюн.

– Улю-лю-лю-лю!.. – взорвалась толпа.

Похоже, на этом официальная часть была закончена. То тут, то там слышались звуки музыки. Их издавали дудочки в конечностях обитателей моей «Вообразилии». Человеческого в напевах не было ничего, и все же звучали они удивительно мелодично. Впрочем, вслушаться мне не дал Баюн.

– Ты почему мне не отвечаешь? – прошипел кот.

– А зачем? – пожала я плечами.

– То есть как это?

– Ну, я же сошла с ума? Какой смысл беседовать со своими галлюцинациями?

– Вот оно что! Ты думаешь, что все это плоды твоего воображения? Высокого же мнения ты о себе, – ехидно мурлыкнул Баюн.

– Ах ты!..

Мою гневную отповедь прервала возмущенная речь кота:

– А ты думала, сумасшедшей прикинулась, и все от тебя отстанут? Как же! Я поклялся тебя научить всему и сдержу слово, чего бы мне это ни стоило! Ты теперь Яга, проводница между миром духов и миром людей. Ты приняла бремя! А теперь в несознанку уходишь? – от гнева кот раздулся так, что стал похож на пушистый мяч. Не подозревала, что он так может.

– Ты хоть знаешь, как плохо лесу без проводника? Волшебная сила наполняет мир, а воплотиться не может. Духи тоже страдают: их энергия наоборот рассеивается быстрее. Возникают аномалии, где пропадают неопытные гуляки. Да и землю без защиты на лоскуты раздерут. А ты! «Сумасшедшая», – с отвращением выплюнул слова кот. – Я такую, как ты, знаешь, сколько искал? Годами! Когда ты меня подобрала, духом воспрял: наконец-то попалась женщина и мудрая, и сердцем зоркая, что духа в беде углядела. Да если ты сейчас плюнешь на все, то весь наш лес, все обитатели нави – обречены!

Его монолог слегка поколебал мою уверенность в собственной душевной болезни, но…

– И почему я должна поверить собственной галлюцинации?

Глаза кота злобно сощурились, и все же он ответил спокойно:

– Что ж, завтра пообщаемся, когда желуди найдешь в кармане, а пока предлагаю покинуть праздник.

После этой реплики он спрыгнул наземь и величаво двинулся с поляны. Я поспешила за ним.

***

Утро было замечательным. В открытое окно доносился щебет птиц. Я ощущала себя полной сил. И ни следа ночного кошмара.

Спустилась вниз, чтобы привести себя в порядок.

По дороге встретилась Аня, уставшая, с кругами под глазами:

– Привет, пропажа! Я смотрю, выспалась, – с доброй улыбкой сказала подруга.

Я нахмурилась: так это был не сон? Судя по Аниному виду, отсутствовала я допоздна.

Так что же вчера было? Я поднялась наверх, желая убедиться, что все увиденное в лесу – лишь плод измученного страхом сознания. Где я могла положить желуди?

Поиски увенчались успехом. На ладони лежала веточка с двумя золотыми желудями, а я сидела с отсутствующим видом на постели.

– Ну что, хозяйка, поговорим? – раздался голос Баюна.

***

– А ты знаешь, может и хорошо, что я тогда себя сумасшедшей посчитала. Иначе не сохранила бы рассудок.

Мы с Баюном сидели за кустами смородины. Я вызвалась помочь Ане со сбором ягод, а сейчас вот устроила небольшой перерыв, чтобы размять затекшее тело и просто полежать на травке.

– Так что мне дальше делать?

– От леса тебе уезжать надолго нельзя, прервется ваша связь – чахнуть начнешь, да и духам не поздоровится. Увольняться тебе надо. Пенсию заслужила, родных-близких и нет почти. А как закончишь свои дела городские, пройдем тайными тропками в твою избушку и начнем обучение.

– Легко тебе сказать, увольняйся, – проворчала я. – Столько лет опыт и знания копила, сейчас бы работать и работать.

– Ты не забывай, что тебе, благодаря силе леса, хорошо: и не болит ничего, и сил много. А когда в городе жила, сама с работы уходить собиралась, только некуда было. А тут у тебя поле непаханое будет. И здоровье, и долголетие для этого даны, только трудись.

– Кстати, давно спросить хотела, а долголетие – это сколько?

– Лет триста-четыреста.

– Сколько???

– Ну, а как ты думала? Пятнадцать лет на обучение и вхождение в работу! Еще лет десять, максимум пятнадцать, труда, и новую Ягу искать? Невыгодно!

Я усмехнулась:

– Ты как бизнесмен заговорил.

– Так помотало меня, пока тебя не встретил.

Помолчали.

– Ну, так что, за дело? – спросил Баюн.

– За дело, – кивнула я и продолжила собирать смородину. Поживу пока у подруги, план составлю, свыкнусь с мыслью об уходе с работы, а там уж и в город поеду. Лес тут рядом, связь не прервется, и появится у меня время все хорошенько обдумать. В конце концов, отличная подработка для пенсионера. А пока – смородине бой!

Анастасия Волобуева

Ссылка на основную публикацию