Лицо Бренда

Баба-Яга сняла с плиты сковородку и привычным движением подбросила блин в воздух. Он перевернулся румяным боком кверху и шлёпнулся обратно на раскалённую поверхность. Взгляд Кота Учёного внимательно проследил за траекторией движения: вверх – вниз.

– В былые-то времена кулебяку готовили, – донёсся со двора голос Змея Горыныча. – Рябчиков жареных, рассольничек… Ушицу…

Русалка, плескавшаяся в бассейне, осуждающе глянула на Горыныча и шлёпнула по воде хвостом.

– В былые времена тут проходу не было от Иванов-царевичей и Василис Прекрасных, – отозвалась Баба-Яга, бросая взгляд в окошко. – А теперь никого не видать, даже Мальчик-с-пальчик не показывается.

– Ах, – томно вздохнула русалка.

– Мы сейчас не в тренде, – сказал Кощей Бессмертный, отрывая взгляд от газеты и посмотрев поверх очков на Бабу-Ягу. – Кому нужен ковёр-самолёт, когда можно за несколько часов с одного края Земли на другой переместиться?

– С какого ещё края? – Ввернул Кот Учёный.

– Ох, Кощеюшка, пособи-ка, – попросила Баба-Яга, безуспешно пытаясь снять с полки большущий медный самовар.

– Погоди, мать, не надрывайся, ужо я сам, – Кощей поднялся с лавки и пошлёпал в дальний угол горницы, покряхтывая и растирая поясницу. – Ломит… к дождю, не иначе.

Баба-Яга выставила тарелку со стопкой блинов на середину стола.

– Маслица положи, – напомнил Кот Учёный.

– Ты принеси – а я положу, – желчно заметила она, посмотрела на кота сверху вниз и добавила: – Пользы от тебя – никакой.

– Я же не Кот в сапогах. Я сказки рассказываю. А кому их тут рассказывать?

– Ты ведь учёный, – подал голос Змей Горыныч, – вот и придумай, как нам увеличить аудиторию и привлечь пользователей.

– Реклама нужна. – Кощей вышел на крыльцо, гремя пустым ведром. – Ну-ка, Змеюшка, водицы зачерпни из колодца.

Левая голова Горыныча потянулась к Кощею и ухватила зубами ручку ведра.

– Для рекламы нужен яркий и привлекательный образ, – сказала средняя голова. – Вон, Русалка, например. Девка складная, с какой стороны ни глянь.

Русалка пригладила волосы и приняла картинную позу, сложив губы уточкой.

– Верно мыслишь, – сказал Кощей Змею Горынычу, – вот только девками сейчас никого не удивишь. Это раньше Иван-царевич готов был хоть на лягушке жениться.

Кот Учёный хотел было незаметно стащить блин со стола, но получил по лапе от Бабы Яги и с обиженным видом отошёл в сторонку.

– Бабусю, может, в рекламе задействуем? Как лицо бренда, – предложил Змей Горыныч.

Кощей вылил ведро чистой колодезной воды в самовар.

– Растопи, братец, – попросил он. – Только избу не пожги, как в прошлый раз.

Горыныч рыгнул. Из средней головы вырвался поток пламени, и через минуту вода в самоваре весело забулькала.

– Бабуля, конечно, умница-разумница, – согласился Кощей, – но её образ несколько, гм-м… скомпрометирован. Она ведь Иванушку пыталась в печь запихнуть.

– Врут всё, – высунулась в окно Баба-Яга. – Тебе ли не знать? Сколько уж добрых молодцев пыталось найти сундук, в котором спрятан заяц, а в зайце – утка, в утке – яйцо, в яйце – игла, а в игле – твоя смерть? Всю поляну возле дуба перекопали.

– И хоть бы кто подумал, как утка может в зайце сидеть, – согласился Кощей.

Он внёс самовар в горницу и водрузил его на стол.

– Садитесь чай пить, – позвала Баба-Яга.

Кот Учёный зачерпнул деревянной ложкой сметану из крынки, щедро смазал ею блин, свернул его конвертиком и откусил. Сметана потекла по усам.

Змей Горыныч просунул голову в окно, открыл рот. Баба-Яга закинула ему в пасть парочку блинов, и он зачавкал с наслаждением.

– Я вот что думаю, – начал Кот, утирая рот лапкой, – без меня вам никак не обойтись. Если кто и сможет вызвать у публики интерес к нашей компании, так только я. Котиков все обожают.

Лицо Бренда

Русалка насмешливо фыркнула.

– А кот-то дело говорит, – заметил Кощей Бессмертный и отправил в рот ложку с вареньем.

– Русалка, всё ж таки, призывнее выглядит, – ответила ему правая голова Змея Горыныча, в то время как средняя продолжала расправляться с блинами. – Ты что думаешь, бабуся?

– И-и, милай, да что я смыслю в энтой рекламе? Старая я уже.

– Так мы не договоримся тогда, – вздохнул Кощей, – придётся голосовать. Кто за то, чтобы лицом бренда выбрать Русалку? Горыныч, у тебя один голос будет, учти.

– Так нечестно, у меня только желудок общий, а мнение у каждой головы своё.

– Но у нас так никаких шансов против тебя не будет.

– Вот и хорошо – не придётся мучиться с выбором.

– Ладно. Тогда кто за Русалку?

– Я, – послышался из бассейна грудной голос.

– Я. Я. Я, – по очереди отрапортовали все три головы Змея Горыныча.

– Ты ведь говорил, что у каждой твоей головы – своё мнение? – Напомнил Кощей Бессмертный.

– А в чём тут противоречие?

– Уговорил. Значит, большинство – за Русалку.

– И что теперь? – Поинтересовалась Баба-Яга, прихлёбывая чай из чашки в горошек.

– Пригласим фотографа, закажем рекламные плакаты, развесим везде…

– Не везде, а где народа больше ходит, – поправил Кощея Кот Учёный. – На болоте какой смысл развешивать?

– Верно мыслишь, – похвалил Кота Кощей.

– Нужен ещё слоган какой-то мотивирующий. Например: «Заходите к нам на огонёк».

– Гы-гы, – хохотнула левая голова Змея Горыныча.

– Давай, Кот, ты будешь отвечать за текстовую часть, а я – за изготовление печатной продукции, – предложил Кощей Бессмертный. – Ты, Баба-Яга, займёшься костюмами и гримом, ну а Горыныч… Горыныч будет ответственным за спецэффекты.

Русалка обрадованно захлопала в ладоши.

* * *

…Фотограф, бывалого вида коротышка лет сорока, долго и внимательно рассматривал Русалку, отступив в сторону и склонив набок голову.

– Что это? – Спросил он наконец.

– Русалка, стало быть, – сказала Баба-Яга.

– Да я вижу. Вот это что? – Он указал пальцем на крупные бусы под жемчуг, которые в три ряда обвивались вокруг русалочьей шеи. – А губы ей зачем красной помадой накрасили, как продавщице из сельпо?

– А что, неужто некрасиво вышло?

– Смыть всё немедленно, – сказал фотограф, как отрезал. – Сейчас позвоню своим знакомым девчонкам; они всё сделают, как надо.

Кот Учёный недовольно покосился в его сторону. Он взбил свои бакенбарды, сделавшись похожим на Александра Сергеевича Пушкина, и, держа в лапе гусиное перо, расхаживал взад и вперёд по лужайке. Кот что-то увлечённо бормотал про себя; разобрать можно было только некоторые слова: «Я помню чудное мгновенье… Буря мглою небо кроет…».

– Я пока фоны поснимаю, – сказал фотограф. – Можно сделать так, чтобы избушка немного подвинулась влево? А вы, бабушка, встаньте у дверей и возьмите метлу в руки.

– …Деловой, – сказал Змей Горыныч Кощею. – Времени зря не теряет.

– Сразу видно, что профессионал, – согласился тот.

– «У Лукоморья дуб зелёный представил сервис обновлённый». Как вам? – Поинтересовался Кот Учёный, приблизившись к ним.

– Не, не годится, – помотал головой Кощей.

– «Будь ты трезвым иль с похмелья – ждёт тебя у нас веселье».

– У нас тут что, корчма? – Хмыкнула средняя голова Змея Горыныча.

– Ладно, – вздохнул кот и, сложив лапы за спиной, принялся обходить кругом здоровенный старый дуб, обмотанный златой цепью.

Когда он завершил седьмой или восьмой круг, подкатили две весёлые девицы в шортах и футболках, с чемоданчиками в руках, и, состроив глазки Змею Горынычу, быстренько соорудили прямо на улице походную гримёрную студию.

– Электричества бы, – сказала одна из них, тёмненькая.

Кощей Бессмертный, потирая поясницу, приковылял к ним, приосанился, воздел руки к небу – и между его пальцами засверкала молния. Тёмненькая в растерянности стояла напротив него с феном в руках, прикидывая, куда тут можно воткнуть вилку. Не придумав ничего лучше, она сунула вилку Кощею в рот. Фен бодро зашумел, и девица принялась укладывать Русалке волосы.

– Довго бне так штоять-то? – Прогундосил Кащей.

– Потерпите, дедушка. Красота требует жертв.

Другая девица, рыженькая, тоже времени не теряла: мазала Русалку кремами, припудривала, наносила румяна и подкрашивала глаза. Постепенно Русалка из бледнокожей девицы превратилась в гламурную диву с томным взглядом из-под насурьмлённых бровей.

– Ну вот, совсем другое дело, – удовлетворённо заключил фотограф, когда работа над Русалкой была закончена. – Теперь хоть на обложку журнала.

Кащей, наконец, смог опустить руки и, охая, присел на лавочку.

– «Вот и к нам в волшебный лес наконец пришёл прогресс», – послышался голос Кота Учёного.

Фотограф принялся щёлкать камерой. Он подходил к Русалке то ближе, то дальше, то вставал сбоку, то приседал, то велел ей повернуться так и этак. Она крутила головой, встряхивала волосами, улыбалась или делала серьёзное лицо, складывала руки на груди и игриво поднимала вверх хвост.

– Великолепно, – хвалил её фотограф. – Вы очень фотогеничны. У вас определённо есть талант.

– Горыныча тоже снимите, – попросила Баба-Яга. – Пусть он на фоне Русалки будет, извергающий пламя.

– По технике безопасности не положено, – замялся фотограф.

– Да я аккуратно, – заверил Змей Горыныч.

Девчонки переглянулись и засмеялись. Горыныч принял живописную позу и выплюнул огонь из всех трёх голов. Ближайшие кусты обуглились, а на поляне образовалось чёрное пятно из выжженной травы. Фотограф торопливо сделал несколько снимков: он явно не хотел, чтобы это представление продолжалось слишком долго.

– Ну, всего вам наилучшего, – сказал он, откланиваясь. – Как только фотографии будут готовы, я сразу сообщу.

– «Есть у сказочки начало, нет у сказочки конца», – продекламировал Кот.

* * *

Кощей Бессмертный взял печёную картошку, но та была слишком горячей: он тотчас выпустил её из рук и принялся катать по столу. Кот Учёный наблюдал за ним, подперев голову лапой.

– А я ведь говорил, что ничего не выйдет, – в сердцах сказал Кощей и окинул суровым взглядом Змея Горыныча.

Тот лежал, положив все три головы на передние лапы, с видом провинившегося щеночка.

– Да кто ж мог знать, что Русалка захочет фотомоделью стать? – Баба-Яга подула на картофелину, очистила её от кожуры и насыпала сверху щепотку крупной соли. – Сроду за этой девкой таких глупостей не водилось.

– Вот тебе и тренды, вот тебе и реклама, – вздохнул Кощей. – Ну да ладно: что было, то прошло. Теперь вся надежда на тебя, Кот. Ты уж не подведи.

– Кушай вот маслице, милок, – ангельским голосом пропела Баба-Яга.

Она подвинула поближе к Коту большую глиняную миску с топлёным маслом и ласково погладила его по голове скрюченной узловатой рукой.

Aeon Flux

Ссылка на основную публикацию