Дьявольские часы

Отдуваясь и приседая от тяжести, дед Аркадий тащил добычу вверх по лестнице, благо тащить было недалеко: обчищенная им квартира была в его же подъезде тремя этажами ниже. Старинные часы были неподъемными, ему казалось, что они весят не меньше центнера.

В прошлом вор-домушник, а ныне пенсионер, дед Аркадий не выдержал соблазна: квартира, опустевшая после недавней смерти соседки бабы Маши, показалась ему легкой добычей, и к тому же грехом небольшим – вещи остались, а хозяйки-то уже нет. Да и не любил он свою соседку, прямо скажем: знал, что она воровала – что бы вы думали? – время! Да-да, воровала время у других людей своими хитрыми заговорами, да свою жизнь таким образом и продлевала. Пока могла.

Начало истории здесь

Но особых ценностей, кроме этих необыкновенных антикварных часов, он в квартире не обнаружил. Ну что ж, на нет и суда нет, берем часы. А может, это они и помогали бабке время воровать? Очень величественные, видно, что непростые. Надо будет проверить, решил вор.

Дьявольские часы

Но сперва, как положено профессиональному домушнику, он решил обследовать пыльный раритет на наличие тайников.

Водрузив добычу у себя дома на тумбу, Аркадий покосился на отдающий перламутром циферблат. Странным образом, часы показывали верное время и мерно тикали.

«Что ж, может и поработают теперь на меня, очередного хозяина», подумал вор. Но тут же в его голове зазвучал чужой насмешливый голос: «Ты правда подумал, что теперь ты здесь хозяин? Глупый раб!» Последовавший за чужой мыслью в голове Аркадия демонический хохот неприятно отдался в его барабанных перепонках, но тут же стих.

«Совсем я квалификацию растерял. Ишь, разнервничался, аж голоса стали мерещиться» — расстроился Аркадий, но взял себя в руки. Сняв заднюю стенку часов при помощи отвертки, он заглянул в механизм. Там он обнаружил исправно движущиеся шестеренки. Засунув руку внутрь, Аркадий принялся пальцами прощупывать деревянные стенки, ища углубления и неровности. К его досаде, никакого тайника в часах не оказалось.

— Пусто! — вслух констатировал Аркадий.

Он хотел вынуть руку из нутра старинных ходиков, как вдруг больно оцарапался обо что-то.

— Вот же холера, – выругался старик.

На снятую с часов деревянную крышку с оцарапанного пальца капнула капелька крови. Кровь попала прямо на гравировку, которую Аркадий сперва не заметил.

На крышке была вязь из старославянских букв. Дед Аркаша нацепил на нос очки, пытаясь разобрать, что же там было написано.

— Сколько сказал, столько мне и перешло, сколько назвал, столько и ушло, — пытаясь разобрать вычурно выгравированные словеса, вслух проговорил Аркадий.

Дальше были написаны какие-то совершенно нечитаемые слова. Когда-то в тюремной библиотеке в руки Аркадия попала старая книга о колдовстве и заклинаниях – там были похожие слова, типа молитв, написанных наоборот. Аркадий вслух прочел заклинания, выгравированные на крышке.

Когда он прочел фразу до конца, стоящие на тумбе часы вдруг завибрировали так, будто бы кто-то ударил палкой по струнам рояля. Из гудящих часов к потолку поднялось нечто, похожее, на темный клубок, сотканный из пыли. Аркадий перепугался.

— Ты зачитал договор, и скрепил его кровью. Да будет так… Отныне ты мой раб, но в обмен на вечную жизнь ты должен кормить своего господина! — прозвучал уже знакомый голос в голове Аркадия.

Тут же гул прекратился, а пылевое облако рассеялось. Как только дед Аркаша немного пришел в себя, первым порывом его стало — отнести часы обратно. Но когда он схватился за бесовские часы, то даже не смог их поднять. Они казались неподъемными — будто бы вросли в тумбу.

— И чем мне тебя кормить, гадина? — прокричал в пустоту Аркадий.

В комнате стояла тишина, прерываемая мерным тиканьем.

— Это мне теперь что, часами сидеть у подъезда, как раньше Мария, время у всех спрашивать, чтобы тебя накормить? — дед Аркаша вновь риторически обратился к часам.

Ответом был злобный ехидный смех, гулом отдавшийся в его ушах.

Следующий день прошел, как обычно. Аркадий позвонил дочери и спросил, когда придет его навестить внук. Дочь пообещала Аркадию, что внук придет к нему на выходных. Кинув взгляд на громко тикающие часы, дед Аркаша решил прогуляться, а заодно и проверить, что же будет, если он у кого-то спросит, сколько времени. Прогуливаясь по парку, он спрашивал время у всех подряд. Все люди, и молодые, и пожилые, останавливались, чтобы сообщить старику, сколько сейчас времени.

Вернувшись с прогулки, Аркадий первым делом направился к часам. Поглядев на мерно тикающие ходики, старик разочарованно отвернулся — с часами ровно ничего не произошло. Вдруг он случайно заметил свое собственное отражение стекле старого буфета и… со всех ног бросился в ванную, к единственному большому зеркалу в доме.

Увиденное поразило его. Из зеркала на деда Аркашу глядел он же, только возраст у его отражения был иной, лет на 45. Исчезли глубокие складки около губ, разгладились морщины на лбу, шея выглядела не такой морщинистой, как была раньше. Губы стали ярче и полнее, в них будто бы вернулись утраченные с возрастом жизненные соки. Но Аркадия больше поразили волосы. Стянув с головы шляпу, он обнаружил роскошную рыжую шевелюру.

«Ай да часы!» — восхищенно подумал внезапно помолодевший мужчина.

Чужой голос в его голове довольно хмыкнул — дескать, знай наших!

Довольный вернувшейся молодостью Аркадий с наслаждением принял душ, а затем отправился спать.

«Бом-бом-бом!» — прогремело среди ночи. Бой часов разбудил Аркадия, он отправился на кухню, чтобы попить воды. Проходя мимо буфета, он не смог устоять перед искушением вновь полюбоваться своим новым отражением.

— Что за черт! — ошалело проорал Аркадий. В мутном стекле буфета вновь отражался старик.

Дед Аркаша снова стремглав понесся в ванную, чтобы получше рассмотреть себя в зеркале. Так и есть — оказалось, что его отражение не только не помолодело, а даже прибавило в возрасте. Не было рыжих кудрей, шевелюра вновь поредела, а физиономия осунулась, напоминая своим выражением лицо тяжело больного человека.

Старик бросился назад в комнату.

— Проклятый обманщик! Я целый день бродил по улице, время спрашивал, а ты меня кинул?! — прокричал Аркадий в самый центр циферблата.

«Я поел…» — сыто протянул голос в голове Аркадия. Ругая последними словами часы, раздосадованный старик кое-как улегся в кровать, твердо решив про себя, что завтра ни у кого не станет спрашивать время.

Весь следующий день Аркадий провел дома, а ночью его снова разбудил бой часов.

«Я есть хочу…» — прогудело в голове.

— Есть оно хочет… А вот тебе, обманщик! — выпростав из-под одеяла руку в направлении тумбы, где стояли часы, Аркадий торжествующе скрутил кукиш.

В ответ из часов раздался негодующий гул. На грудь Аркадия будто бы навалилась невидимая плита. В одно мгновение у старика перехватило дыхание, невидимые тиски сжали грудную клетку.

— Завтра… Завтра принесу… Исправлюсь… — задыхаясь, шептал старик до тех пор, пока сдавленную грудь не отпустило.

На следующее утро раздался звонок в дверь, затем на пороге неухоженной квартиры Аркадия появился вихрастый рыжий Юрка.

— Привет, дед! — не отрываясь от игры в телефоне, поприветствовал деда внук, но Аркадий не ответил на приветствие. Воровато оглянувшись на старинные часы, дед Аркаша схватил внука за руку и поволок ничего не понимающего подростка на балкон, где сбивчиво поведал ему всю историю с часами из квартиры бабы Маши. Из его горячего повествования внук вынес только одно — дед снова взялся за промысел домушника.

— Дед, ты опять за свое? Ты же мне и маме обещал, что завяжешь! — с осуждающими нотками в голосе выдал Юрка.

— За свое, за твое — не суть. Ничейными эти часы остались, это не воровство! — дед отбивался, как мог, но внука не убедили его доводы.

— Ты чужую дверь вскрыл! — наступал на деда подросток.

— Юрец, клянусь, что в последний раз. Только помоги мне избавиться от этих чертовых часов…

Юрка подумал, потом позвонил двум своим лучшим друзьям, чтобы крепкие парнишки помогли выволочь тяжеленные часы из квартиры деда. Недалеко от дома простиралась территория заброшенной базы. Туда и решили оттащить проклятые часы.

Пыхтя от напряжения, компания со своей тяжелой ношей протиснулась через дыру в ограждении старой базы. Помимо бутыли бензина и зажигалки дед Аркаша предусмотрительно прихватил с собой банку святой воды, освященной в Крещенские праздники. Окропив проклятые часы святой водой, а затем щедро полив бензином, Аркадий чиркнул зажигалкой…

***

Проходящие мимо заброшенной базы редкие прохожие содрогались, непроизвольно прибавляя шаг. Казалось, что за ветхой старой оградой раздается какофония, в которой переплетаются голоса демонов. Прохожим было невдомек, что такой гул и вой могут издавать проклятые часы…

Предсмертный вой заключенного в часах демона длился до тех пор, пока не развалился деревянный корпус.

Ирина Ганье

Ссылка на основную публикацию