Потерянные часы

Нина Ивановна протерла линзы и водрузила очки на место. Нахмурив лоб, седовласая старушка заглянула в ящик прикроватной тумбы, а потом и вовсе залезла под кровать. Тщетно – часов нигде не было. Нина Ивановна тяжело вздохнула и села на стоявшее рядом кресло. Она точно помнила, что вчера, когда приходящая медсестра измеряла ей давление, она положила часы на тумбу. Сейчас же часов на месте не было. На месте были светильник, стакан с водой и коробочка с таблетками, а вот часов — словно и не бывало.

Потерянные часы

И если бы речь шла об обычных рядовых наручных часах. Но нет же. Эти часы из белого золота старушке на юбилей подарил сын. Павел сейчас жил в Израиле и просто физически не мог уделять матери столько внимания, сколько ей требовалось. Поэтому некоторое время назад он преподнес ей этот дорогой подарок. По задумке сына, мама должна была носить часы и чувствовать незримое присутствие Павла рядом. Нина Ивановна подарок оценила и даже иногда надевала. Но только дома. В часах старушка ходила с трепетом и исключительно между кухней и гостиной. Выходить из дома в таком дорогом презенте было страшно, вдруг ограбят.

– Соломон, иди сюда, моя радость… Ты не видел часы?

Золотистый ретривер с радостью уткнулся в колени хозяйки. Даже если пес что-то и знал, то сказать, к сожалению, не мог.

Первой мыслью было позвонить в полицию. Но, поразмыслив, Нина Ивановна это решение отмела. А что, если часы все-таки куда-то завалились? Хотя… куда бы они могли завалиться, она ведь уже везде проверила.

Скорее всего, или даже наверняка, часы украли. От этой мысли старушку кинуло в жар. Получается, украл кто-то из своих…

Нина Ивановна принялась судорожно вспоминать всех своих вчерашних гостей. Так… Медсестра Людочка приходила сделать укол лидокаина в больную спину… потом забежала соседка Илона Фердинандовна собрать подписи по собачьему приюту, а совсем вечером приходила младшая невестка Олечка с внучкой.

Неужели Оля?

Трясущимися от волнения руками старушка тут же набрала номер невестки:

– Оля? Да нет, ничего не случилось… Послушай, тут один вопрос возник. Да, приняла таблетки уже… Ты случайно не брала мои часы? Которые Павел подарил. Нет? Ты уверена?

Заметно успокоившись, Нина Ивановна положила телефон на тумбу. Оля сказала, что не брала, значит кто-то другой…

«Наверное, Людочка. Не зря она мне тут про свою ипотеку каждый раз поет…Уууу, негодная. Решила за старухин счет кредиты выплатить. Сегодня придет делать укол, я ее живо на чистую воду выведу», размышляла Нина Ивановна, поглаживая шелковистую шесть своего домашнего любимца.

– Ну что, Соломон. Может Людочка, а ведь может и Илона. Та тоже любит обвешаться золотом и ходить, как новогодняя ёлка. Могла, думаешь, Илона часы взять?

Вместо ответа пес тихонько гавкнул и улегся на коврик около кресла.

До прихода медсестры оставался еще час и, чтобы избавиться от лишних подозрений, Нина Ивановна решила спуститься к соседке. Илона Фердинандовна была самой активной старухой этого дома и частенько захаживала в гости ко всем его жителям. Рыжеволосая, одетая по молодежной моде, она выглядела дочкой полноватой и седой Нине Ивановне. Хотя старушки были одногодками.

– Илона, здравствуй… Я чего спустилась-то, думаю все про приют для собак этот, — неуверенно начала Нина Ивановна, размышляя, как ей попасть внутрь квартиры соседки. Но та сама приветливо распахнула двери и предложила войти.

– Ой, Нина… Ты представляешь, не хватает подписей, — театрально подняв к потолку глаза, принялась сокрушаться хозяйка. – Эти, из пятьдесят второй квартиры, категорически отказались подписывать. Хотя, казалось бы, чем им этот приют на первом этаже помешает?

Гостья кивала, пытливым взглядом осматривая коридор и кусок спальни. Может быть ее часы где-то здесь?

– Проходи, у меня чай с бергамотом…

– Ох. У тебя тут обои, точно как у меня в спальне, — произнесла Нина Ивановна заходя на кухню.

-Да? – удивилась Илона Фердинандовна. – Никогда не видела. Я ж обычно дальше прихожей не прохожу… Ну так вот, про приют…

Но Нина Ивановна уже ничего не слышала. Ведь и правда, соседка не проходила в спальню. А значит, взять часы с тумбочки не могла. Наскоро откланявшись, старушка отправилась домой.

«Значит, все-таки Людочка. Вот же… Кто бы мог подумать! Пятый год ходит ко мне домой, а теперь вон чего учудила… Молодая, а наглая. Не зря она волосы в синий покрасила, это знак. Нормальные люди такой цвет не выберут» размышляла старушка, вне себя от гнева, поднимаясь по лестнице к себе домой.

Но дома ее ждал неприятный сюрприз.

Пёс лежал на коврике у порога, подергивал лапами и жалобно скулил.

– Соломоша, что с тобой? — всплеснула руками Нина Ивановна. – Вставай, ты чего?

Но даже увидев хозяйку, пёс продолжал скулить.

Старушка суетливо забегала по квартире, не зная, за что схватиться. Пёс был ей как еще один сын, и она всегда переживала, если с Соломоном что-то случалось. Когда в прошлом году на прогулке тот наступил на гвоздь, она даже вызвала на дом ветеринара. А потом две недели возила бедолагу-пса на перевязки.

– Погоди, мой хороший… Сейчас я найду телефон того врача, – причитала Нина Ивановна, в суматохе доставая все подряд из ящиков в серванте.

– А что это с Соломоном?

В прихожей раздался знакомый голос медсестры Людочки.

– Люда! – всплеснула руками Нина Ивановна. – Бог тебя послал! Посмотри, что с Соломоном, я тебя умоляю. С утра бегал, а теперь вот: лежит, скулит и нос сухой.

Старушка совсем забыла, что буквально полчаса назад хотела высказать медсестре все, что о ней думает. Она уже хотела предложит Людмиле денег, если она посмотрит пса, но медсестра без всяких лишних просьб уже села на пол рядом с псом.

– Нина Ивановна, а что он у вас ел сегодня? У него слюна течет и живот, — Людмила осторожно пощупала брюхо пса, — твердый такой. Я не ветеринар, но похоже Соломона надо срочно везти в больницу.

– Людочка, да как же это… И правда ведь, сегодня не ел ничего, — от бессилия старушка осела на табурет. – Думаешь, отравился? Это он мог… Постоянно на прогулке все в пасть тащит. Соломон, ты съел что-то, признавайся?

Но пес только тяжело дышал и даже не посмотрел на хозяйку.

– Собирайтесь, —- решительно скомандовала Людочка. – Я на машине, сейчас отвезем Соломона в клинику. Только денег возьмите. Может, назначат сразу лечение.

Нина Ивановна послушно достала кошелек из сумки и сразу протянула несколько купюр девушке.

– За хлопоты тебе…

– Вы что? – удивленно подняла нарисованные брови девушка, — вы что думаете, я за деньги? Ну, Нина Ивановна, прямо обидели сейчас… Так, убирайте сейчас же свои деньги и одевайтесь.

Через три минуты старушка, держа на руках Соломона, сидела на заднем сидении старенькой «Нексии». Пес поскуливал, но вел себя прилично. Словно знал – ему хотят помочь.

– Тут рядом. Там помогут, я знаю, — выруливая из двора, пообещала Люда.

Нина Ивановна молча смотрела в коротко стриженный затылок девушки и никак не решалась спросить про потерянные часы. Да разве могла Люда их украсть?

«Порядочная такая… Соломону помочь хочет, от денег отказалась. Не могла она взять, точно. А кто тогда? Может все-таки Оля? Или… Внучка Машенька?» размышляла Нина Ивановна по дороге.

В клинике их приняли сразу. Пожилой усатый доктор осмотрел полуживого Соломона и сразу заявил – что-то с пищеварением. Псу назначили УЗИ и кучу анализов. Нина Ивановна не успевала кивать, пока ей описывали план лечения домашнего любимца.

– Не переживайте, жить будет, — успокоил старушку врач. – Посидите тут, сейчас ультразвук сделаем.

После того как Соломона унесли на УЗИ, прошло пять минут, потом пятнадцать, полчаса…. Нина Ивановна уже не знала, что думать. И вдруг… Вдруг из кабинета выбежал Соломон на своих собственных лапах. С лаем он бросился на хозяйку и принялся лизать ей лицо.

– Соломоша…- от радости у Нины Ивановна покатились слезы. – Вылечился, так быстро…

В дверях появился улыбающийся доктор:

– Да уж, всякое видел. Но такое… – врач протянул Нине Ивановне прозрачный пакет с потерянными часами. – Стошнило вашего пса, часы вот слопал. Оттого и плохо было.

***

После этой истории Нина Ивановна часы носит, не снимая. И сыну приятно, и Соломон в безопасности. А Людочку она все-таки отблагодарила, правда по-своему. В ближайший приезд Павла старушка познакомила его со своей медсестрой. Теперь обратно в Израиль сын уже летит не один…

Но это уже другая история.

Татьяна Ш.

Ссылка на основную публикацию