Маша-робот (2)

Перед входом в супермаркет стояла толпа возбуждённых людей, в основном женщин пенсионного возраста. Увидев Марию, народ угрожающе зашумел.

— Вот она, прохиндейка!

— И ходит по улице как ни в чём ни бывало! Постеснялась бы людям в глаза глядеть!

Начало – в предыдущей публикации

С удивлением и даже страхом Мария поняла, что это относится к ней. Но что такого ужасного она сделала этим людям? Решительно растолкав толпу, она бегом бросилась к дверям супермаркета. Сунувшихся следом за ней митингующих остановил охранник. Пока Мария пыталась привести в порядок волосы и костюм, подошла директорша.

— Нет, вы видели, что творится? — кивнула она на толпу на улице. — А всё из-за чего? Из-за пары сырков и полкило колбасы! До чего же мелочными бывают люди!

— Объясните мне, в чём дело! — потребовала Мария.

— Пойдёмте ко мне! — засуетилась директорша. В кабинете она молча протянула Марии листок бумаги. Это была ксерокопия жалобы:

— «… нагло ухмыляясь, кассирша по имени Мария пробила мне лишних два творожных сырка и полкило колбасы, которую я вообще не брала. На моё замечание грубо ответила, что не может ошибиться, раз она пробила — значит, этот товар был. Прошу принять строгие меры…»

— Но Маша-робот действительно не может ошибаться! — Мария подняла взгляд на директоршу. Та смущённо отвела глаза.

Маша-робот (1)

— Понимаете ли, Мария Степановна, такие жалобы — не редкость. Кто ошибается — кассир или покупатель, надо разбираться в каждом конкретном случае. А Маша показала себя опытным и трудолюбивым работником. Быстро влилась в коллектив, уже на второй день заговорила по-узбекски…

— Что-что? — перебила её Мария. — Как заговорила?

— По-узбекски, — повторила директорша. — А что, у нас многие сотрудники из Узбекистана.

Мария поднялась со стула.

— Где мой программист?

— Там, в подсобке, — показала директорша. — Он…

— Я сама разберусь!

Подойдя к подсобке, Мария резко распахнула дверь.

Лёша с Лейлой сидели на столе и целовались.

— Что здесь происходит? — растерялась Мария.

— У нас обеденный перерыв, — первой нашлась Лейла.

— Это понятно. А что с роботом?

— С ним всё в порядке, — отчитался Лёша. — Я слегка доработал его софт, в соответствии с пожеланиями директрисы.

— Слегка?! — закричала на него Мария и пересказала содержание жалобы. Неужели это Лёша запрограммировал робота обсчитывать покупателей?

— А что здесь такого? — не поняла Лейла. — Она всем кассирам так приказала делать. Надо же как-то покрывать недостачу. Знаете, сколько покупатели воруют! Или просто товар портят. А это потом вычитают из наших зарплат.

— Но она же робот и зарплату не получает, ей-то какой интерес обсчитывать? — возразила Мария. — То есть сначала Маша-робот заговорила по-узбекски. Потом она научилась обсчитывать покупателей… Слушайте, как-то наша Маша быстро прогрессирует. Если так дальше пойдёт, то скоро она начнёт флиртовать с грузчиками. Что тут ещё произошло после её появления?

— Ничего хорошего! — сердито ответила Лейла. — Директорша ужесточила порядки. Обед 15 минут, больничные не брать, в туалет ходить не больше двух раз за смену. Девчонки на кассах в памперсах сидят. Эта ваша Маша-робот, она, как это… штрейкбрехер, вот!

— Ладно, я поняла! — отрезала Мария. Выясняется, что её детище испортило жизнь всем, кому только можно — покупателям, сотрудникам магазина… Мария вышла из подсобки и направилась в торговый зал. Ну что же, проделаем опыт. Набрав полную корзину, Мария направилась в дальний угол зала. Маша-робот сноровисто тыкала сканером штрих-кодов в продукты.

— С вас две тысячи пятьсот двадцать один рубль. Карточка или наличные?

Мария положила карточку на платёжный терминал.

— Спасибо за покупку! — радостно воскликнула Маша-робот и небрежно бросила чек в сторону. Видимо, расчёт был на то, что он затеряется в куче других чеков, но Мария его перехватила и стала сверять с покупками. Точно — творожных сырков пробито не десять, а двенадцать. И ещё триста грамм какой-то колбасы.

— Девушка, вы ошиблись! — Мария потрясла чеком перед носом робота.

— Я не могла ошибиться! — голос у Маши-робота действительно стал каким-то грубым и скандальным. — Следующий!

— Одну минутку! — перебила её Мария.

Неужели её дивизион потратил два года на создание этого наглого и лживого существа? А она отдала ему свою внешность и свой голос! Она-то хотела, чтобы андроид ассоциировался с ней, но получилось наоборот — её саму принимают за робота. Получилось, что она породила монстра, который отнимает у людей не только работу, но и место в жизни. И всё готово к массовому тиражированию таких монстров.

Это надо остановить!

Она взяла со стойки перед кассой пьезозажигалку. Это должно сработать и не оставить следов. Понимала ли она, что убивает своё детище, которое имеет её внешность и носит её имя?

Да, она именно это и хотела сделать!

Чувствительная электроника не выдержала высоковольтного удара. Глаза робота закрылись, руки безвольно повисли. Тяжело вздохнув, Мария накрыла андроида занавеской, лежавшей за кассой.

* * *

Приехав в офис, она первым делом спросила у секретарши:

— Президент на месте? Соедини!

В трубке раздался радостный голос президента:

— Мария Степановна, как дела у вашего детища? Справляется? Мне уже звонили инвесторы, спрашивают — когда начнётся серийное производство?

— Никогда! — мрачно ответила Мария. — Это провал! Причём провал на уровне концепции. Человекоподобный робот с функциями самообучения неизбежно, а главное — быстро вливается в трудовой коллектив…

— Так это же замечательно! — перебил её президент.

— … и тут же начинает вытеснять из него людей, — продолжила Мария. — Это машина, ей незнакомо понятие морали, у неё нет совести. Я считаю, что проект провалился, и хочу подать в отставку. Подробный отчёт о произошедшем я представлю позже.

* * *

Машина исправно наматывала дорогу на колёса. Мария возвращалась из столицы в родной городок. Зачем она всё поломала? Да потому, что она поняла, что всё было ошибкой — и годы, проведённые в Москве, и Маша-робот. А ошибки надо исправлять. Исправлять самой, не дожидаясь, когда ткнут носом окружающие.

Что она хочет делать дальше? Мария этого ещё не знала.

Но она точно знала, чего делать не хочет.

Дмитрий Леонов

Ссылка на основную публикацию