Егоза

Сколько Пашка Кувалжихин себя помнил — его всегда манило в горы. Странное беспокойство охватывало его, когда он видел в телепередачах скалистые пики и снежные вершины. Когда друг, приехав из отпуска по Уралу, начал показывать свои фотографии, Пашка ощутил такую тягу к этим покрытым густыми лесами холмам, что едва усидел на стуле.

— Это ты где?

— Да недалеко, триста километров, — загадочно заулыбался Антон, школьный Пашкин друг. — Рядом с Кыштымом, город такой под Челябинском.

— Красиво как…

* * *

Откуда у Пашки была такая страсть к горам, он и сам не знал. Всю жизнь его родители прожили в небольшом городе Шумихе в Зауралье, а дед с бабкой — в деревне Травянка, неподалеку. Никаких гор там и в помине не было.

Егоза

— Да из крестьян мы, — отвечала дряхлая девяностолетняя старушка на вопросы своего внука о предках. — Всю жизнь туточки. Мать рассказывала: понаехали люди на конях, власть советскую в село устанавливать. Ну, а мы-то люди простые… Как жили, так и живем.

Единственное, что удалось выяснить у бабки — что ее отец, Пашкин прадед, как раз был из этих приехавших. А откуда они прискакали в Зауралье, об этом не было известно. Даже запросы в местный архив историю не прояснили. Из-за пожара в сельсовете книги переписи не сохранились — такой пришел Пашке ответ.

* * *

Отпуск был не за горами, и Пашка твердо решил — поедет в самостоятельное путешествие на Урал. Лишних денег на гостиницы не было, но это не имело значения. Старенькая “Шкода” с большим багажником и палатка — вот и весь список нужных вещей для отпуска. Пашка был минималистом — мог питаться одной гречкой, спать на полу и обходиться без компьютера. Потому, может, и не мог завести никаких серьезных отношений — девушки с опаской смотрели на странного молодого человека в туристских ботинках и с бородой.

Забросив в бардачок карту автомобильных дорог, Пашка отправился в путь. Направление он выбрал, как и Антон, на Кыштым. По крайней мере, можно будет у товарища по телефону уточнить, как проехать и что посмотреть.

Всю дорогу у Пашки было странное предчувствие, будто он занимается очень важным делом, самым важным в своей жизни.

— Паш, ты после развилки за Кыштымом направо сверни. Там виды шикарные, — напутствовал по телефону Антон.

Пашка послушно свернул по указателю. Начинало темнеть, пора было искать место для ночлега. Он знал, что лучше всего остановиться где-нибудь рядом с деревней — можно утром магазин найти, а у местных поспрашивать, что лучше посмотреть в окрестностях.

Зевая, Пашка крутил баранку… и вдруг — вот так ничего себе! Прямо перед парнем вырос указатель: деревня Кувалжиха. Сердце застучало, словно бешеное. Может, его сюда вела сама судьба? Ведь его фамилия была — Кувалжихин. Причем в его Травянке ни у кого больше таких фамилий, кроме как у Пашкиной родни, не было. Были Кочкины, Перекоповы и даже Дураковы, а Кувалжихины — только они одни. И вот на тебе, оказалось, что есть на свете целое село с таким названием.

С этими мыслями Пашка съехал с трассы недалеко от ближайших домов и заглушил мотор. Ставить палатку не очень хотелось, усталость брала свое, да и еще начал накрапывать дождик. И потому, поразмыслив, Пашка просто перекусил бутербродом, а потом разложил кресло и быстро уснул.

Последние несколько месяцев Пашке снился один и тот же сон: к нему приходил пожилой мужчина с седой бородой, который стоял посередине незнакомой деревни и многозначительно улыбался. Пашка во сне каждый раз пытался заговорить с ним, но всегда просыпался.

И сегодня ему опять приснился старый знакомый — старик снова загадочно улыбался и кивал головой. А потом показал рукой куда-то в сторону. Пашка повернул голову и увидел заросший еловым лесом холм, на котором стояло несколько деревянных домов. «Егоза» — услышал парень голос незнакомца и тут же проснулся. От неожиданности Пашка даже попытался сесть, позабыв, что он в машине. Раньше старик во сне никогда с ним не разговаривал. Но Пашка решил, что это хороший знак, ведь не зря он ему кивал.

Чтобы немного отвлечься, он решил проехать до деревенского магазина. Нужно было закупиться провизией и поспрашивать, куда ему лучше дальше ехать. Но как только Пашка въехал в деревню, он едва не выпустил руль из рук от удивления. Ведь это была та самая деревня, из его сна! Та же церковь на пригорке, только сейчас она была отремонтированная и выглядела, как новенькая. Та же небольшая речушка, которая делила деревеньку пополам. Вот тут на перекрестке и стоял тот бородатый старик из сна и показывал… туда! Вдали действительно виднелась гора, покрытая густым лесом.

Пашка припарковался у магазина, вышел из машины и огляделся. Чувство спокойствия и безмятежности охватило его — как будто бы он после долгого путешествия оказался дома. Хотя, может, ему просто так показалось из-за совпадения его фамилии с названием деревни.

Небольшой магазин был расположен прямо в жилом доме. Предприимчивые хозяева решили сделать его из одной комнаты дома, а из окна на стороне улицы — прилавок.

— Доброго дня! Есть что-то типа доширака ?

Продавщица, немолодая женщина в очках, оторвалась от вязания и подняла глаза на покупателя.

— Пятьдесят два рубля, если с курицей.

— Ага, мне парочку, — кивнул Пашка, доставая деньги. — Я турист, есть у вас тут что-нибудь интересное посмотреть?

— Кто вас знает, что вам, городским, интересно. Вон, на Егозу сходите. Там сейчас подъемник сделали даже, как раз для таких. Зимой на досках, летом на велосипедах гоняют.

— На Егозу? — поднял брови парень.

Тетка кивнула.

— Ну да. Гора Егоза. Наша Кувалжиха-то раньше почти на склоне была, а потом, как станцию да железную дорогу построили, деревня потихоньку сюда передвинулась. Там только старые развалины домов и остались.

— А чего ж дома-то побросали? Если дом деревянный, его же можно вроде раскатать и передвинуть, говорят?

— Сразу видно, ничего не знаешь в истории! Как советы к власти пришли, наши-то, кувалжихские, поехали на восток коммунизм строить. Не все конечно, несколько семей только. Так вот их дома там и пооставались.

От магазина до машины Пашка шел в смятении. Теперь пазлы сошлись: судьба и вправду привела его на историческую родину. Значит, его прадед уехал из Кувалжихи, да и остался жить в Травянке, почти за триста километров на восток от гор. Вот так история…

Только при чем тут Егоза?

Размышляя, Пашка подъехал к подножию холма и решительно направился в гору. Хорошо бы найти развалины старых домов. Вероятно, один из этих домов — родовое гнездо Пашкиных предков… Но как он найдет в этих столетних зарослях разрушенные избы? Этого парень не знал, он просто шел, куда глаза глядят.

Скоро Пашка уже порядком устал, но сдаваться не собирался. В лесу дышалось легко и свободно, где-то наверху шумел ветер, а еловый аромат пьянил. Пашка поднял голову, чтобы посмотреть на высокие сосны, и… земля неожиданно ушла из-под его ног. Он смешно раскинул руки в стороны и свалился боком прямо на стоявший рядом трухлявый пень. Поднявшись, он огляделся и сразу понял, что уже пришел — на небольшой полянке росли не сосны, а дикая вишня и кусты сирени. Рядом виднелись старые избы, которые уже настолько обветшали, что обвалились и заросли мхом и высокой травой, а бывшие подвалы превратились в ямы. В одну такую яму, между старых бревен, Пашка и угодил ногой.

— Эх… — вздохнул Пашка и присел на торчавшее из травы бревно. Он в общем, не надеялся увидеть тут дома в хорошем состоянии, но все же обнаружить лишь заросшие гнилые бревна было обидно и страшновато. — Ну хоть сфоткаюсь, покажу потом своим.

Пашка достал из нагрудного кармана телефон, поднял голову и обомлел. Прямо перед ним, откуда ни возьмись, стоял старик из его снов. Незнакомец загадочно улыбнулся и показал куда-то себе под ноги. Парень потер глаза, и видение тут же исчезло.

— Интересно…— пробормотал Пашка себе под нос, подходя к тому месту, куда показал призрак. — Что тут такое?

Он отодвинул трухлявое полено, потом еще одно… и на дне небольшой ямы увидел накрытый крышкой небольшой чугунный горшок, в каких обычно в деревнях варят картошку. Пашка осторожно открыл горшок — вот это да! Чугунка была полна дореволюционных серебряных монет. Похоже, тут было целое состояние.

— Офигеть! — бормотал Пашка, извлекая котелок на свет. — Кажется, мой прадед был не из бедных…

* * *

Вернувшись домой, Пашка сделал новый запрос в архив, теперь уже соседней области. Оказалось, его предок Матвей Евстафьевич Кувалжихин, насильно обращенный из кулаков в коммунисты, был направлен партией в Зауралье, да так там и остался. Наверно, он чувствовал, что уезжает из родного села надолго, но надеялся вернуться, вот и закопал под порогом дома все свои припрятанные капиталы. Пашка долго не мог понять, почему предок выбрал именно его, чтобы показать родовое гнездо — пока не увидел фотографии из архива. Оказалось, что он удивительно похож на прадеда Матвея. А с бородой, которую Пашка отращивал уж полгода — ну просто одно лицо.

Куда приспособить прадедовы накопления, Пашка долго не думал — решил построить дом в Кувалжихе. На склоне горы Егозы, недалеко от места, где стоял старый дом его предков. Он решил переехать сюда, ведь теперь он знал свои корни и разгадал свою тягу к горам.

Татьяна Ш.

Ссылка на основную публикацию