Белоснежная ворона (2)

Продолжение. Начало здесь

К тому времени родители девушки заканчивали свою работу по контракту в одной из африканских стран. По профессии они были эпидемиологами. Болели аборигены на жарком континенте регулярно и тяжело, вот и не отпускала их служба пока домой, в свободное плавание, на заслуженную пенсию. А старший брат к своим тридцати шести годам, наконец, встретил свою «единственную и неповторимую», и жил на два дома. Благо, Алёна была не из тех людей, за которыми нужен «глаз да глаз». Наоборот, в родных стенах старший братишка наслаждался пышными котлетами и жареной картошкой, приготовленными любимой сестричкой, и вспоминал про себя цитату из стихотворения: «Гвозди бы делать из этих людей — не было б в мире крепче гвоздей».

Надёжным другом была его Алёнка. За что и уважал, и любил он её безмерно. Брат и сестра еще раз обсудили поступление скорой выпускницы в университет и тепло распрощались. Братец отправился к своей подруге, которая станет его женой, как только родители вернутся из экспедиции.

Белоснежная ворона

Профессию себе Алёна выбрала, по её мнению, интересную и перспективную. Специальность в техническом университете называлась: метрология, стандартизация, сертификация. Училась опять без сучка и задоринки, всё так же пользовалась всеми школьными тактиками. Домашние задания – для всех, кому трудно, в открытом доступе, всегда поделится. Лекции, кто не успел или не захотел – извольте воспользоваться моими трудами. На семинарах и коллоквиумах отвечала без запинки. В зачётке сплошные «хорошо» и «отлично».

На четвёртом курсе подошло время узкой специализации. Метрологию, как «мужскую» вотчину – отмела сразу, хотелось попасть на модную в те годы сертификацию. Но, когда в аудиторию зашла растерянная представительница кафедры стандартизации, на это отделение со всего потока записалось всего шесть человек, опять пожалела горемычного преподавателя.

«А что? – рассудила про себя Алёна – отделы или хотя бы специалисты по стандартизации есть на любом мало-мальски уважающем себя предприятии, как те же юристы, экономисты или бухгалтеры. С нормативной документацией все напрямую или опосредованно связаны. Вовремя её актуализировать – дело важное и нужное».

Распределилась в НИИ, занимающийся техническими разработками инноваций для железнодорожного транспорта и инфраструктуры вокруг него. Оклад солидный, коллектив молодёжный, офис уютный – что еще надо для счастья?

А что самое интересное, что недругов у необычной «белой вороны» и здесь не нашлось. Характер девушки раскусили сразу, могли иногда применять «законы спихотехники», кому-то поручат нудное, скучное дело, а товарищ этот Алёне его ненавязчиво под благовидным предлогом перекинет. В корпоративной политике ориентировалась она тогда еще слабо, выполнит и глазом не моргнёт.

Ловкачу бы радоваться — нашёл или нашла дурочку бесхребетную, можно ездить на ней, сколько вздумается. Ан нет. Поступки такие почему-то очень быстро начали смущать нагловатых коллег, и пошли к Алёнке ходоки-делегации из разных подразделений. Кто кофе порцию у кофемашины для неё раздобудет. Кто пирожков парочку из столовой притащит. Кто в кино пригласит компанию составить, на популярную премьеру билеты купит.

Странные чувства к ней люди испытывали. Такую обижать и обманывать – всё равно, что себя грязью обливать, к ней-то она не липнет…

Четыре месяца в железнодорожной компании пролетели для Алёны как один день. За это время она успела стать «своей в доску» в коллективе, освоить все внутренние правила, приобрести если не друзей, то надёжных товарищей.

Поэтому, когда в офисах нарядили маленькие ёлочки, развесили везде цветные гирлянды и стали жадно ждать новогоднюю вечеринку, девушка естественно прониклась общими настроениями. Дата волшебного «шабаша» была назначена: тридцатое декабря.

Бывалые «железнодорожники» с восторгом рассказывали о гулянках прошлых лет: всегда роскошный ресторан, стол, полный яств и напитков, интересная анимационная программа, головокружительные вечерние наряды. При упоминании последнего пункта Алёнка немного загрустила: в её гардеробе не то что вечерних, даже коктейльных платьев не наблюдалось. Поразмыслив на досуге, положение она решила исправить с помощью школьного выпускного платья, а вот к нему она купит дорогие туфли на высоком каблуке. Она точно не помнила, но то ли Коко Шанель, то ли какой-то другой маэстро из мира высокой моды, утверждали:
«Безупречный образ женщины делает её обувь».

Лодочки на шпильке – не её стиль. Крупная и высокая Алёнка не могла себе позволить эту роскошь. Поэтому выбрала в обувном магазине туфли на широком устойчивом каблуке высотой двенадцать сантиметров. Гулять – так гулять. Опоздать на первый в своей жизни новогодний корпоратив она опасалась. Поэтому приехала в новый, только набирающий обороты развлекательный центр с россыпью фешенебельных ресторанов, раньше всех остальных. Прогулялась по сверкающему огнями и елочными игрушками царству, подивилась на витрины, а тут и коллеги начали подтягиваться.

— Алёнка, ты сегодня выглядишь как королева – одобрительно хвалили её праздничный образ девчонки, — остаётся только подпудрить носик в дамской комнате, и можно за стол.

— Ой, а я вам сейчас покажу, где эта самая комната для наведения красоты, я в неё уже заглядывала.

Алёна, стоящая боком к женщинам-коллегам, не оборачиваясь, продолжила движение в указанном направлении. Препятствие в виде футуристической колонны – вершины мысли дизайнера, окруженной ступенями и искрящейся у основания всполохами фиолетового и красного «огня», она не увидела.

Дальнейшее произошло как цунами, катастрофа, ураган. Девушка зацепилась высоченными каблуками за подножие нижней ступеньки, неловко взмахнула руками и грузно рухнула на творение архитекторов правым боком. Хруст, нестерпимая боль, шок.

Позже, в травмпункте, врач только покачал головой.

— Ну, вы милая моя, и горе-акробат. Умудрились сломать сразу косточку на самом кончике локтя, очень важную для движения всей руки, лодыжку на ноге, да еще и приобрели при падении парочку трещин в костях, между стопой и коленом. Такие сюрпризы для горнолыжников характерны, а вы у нас точно не спортсменка.

Из травмпункта Алёну выписали в образе Семён Семёныча из «Бриллиантовой руки». Сразу и с «костяной» ногой, облаченной в гипс до самого паха, и с загипсованной рукой. На свободе у правой верхней конечности оставались только четыре пальца, большой палец был тоже упакован в толстый слой гипса. Кинувшийся сопровождать Алену начальник развлекательного центра договорился с работниками «скорой помощи», стоящей у входа, что девушку доставят домой в целости и сохранности, на тех же носилках, на которых её и внесли в травмпункт и вынесли из него на улицу. Махнув обнадеживающе рукой, шеф поспешил вернуться на вечеринку, а Алёна опомнилась уже дома на диване, куда её переложили санитары.

Новый год обещал быть волшебным… Вот уже и чудеса не заставили себя ждать… Раньше-то Алёна и не болела никогда толком, а тут всё и сразу прилетело. Потянувшись к сумочке, которую санитары заботливо оставили в её изголовье, девушка набрала номер брата: у него были запасные ключи от их квартиры. Родителей они в Сочи вчера отправили. Хватит старикам по миру мотаться, пусть и с российскими курортами, наконец, ближе познакомятся. В голове роились мысли: «Папе и маме о случившемся со мной ни за что не расскажу, буду завтра разговаривать по скайпу, надо будет так «картинку» сначала настроить, чтобы все эти ужасы они не увидели. Пусть наслаждаются отдыхом безмятежно».

Старший брат прилетел с другого конца города уже через полчаса. Притащил костыли, судно и обезволивающие лекарства, контейнеры с едой, а потом виновато отвёл глаза в сторону:

— Сестричка, тут такое дело, ты же знаешь, наша детвора ещё мала, а тут мы с тёщей и тестем договорились, что они заберут мелюзгу на праздники. Мы друзей в гости на встречу Нового года впервые за пять лет пригласили. Так хотели взрослой компанией оторваться, а тут с тобой такая неприятность.

Алёна была в своём репертуаре:

— Не волнуйся, родной, я справлюсь. Завтра и послезавтра отмечайте без забот, а уж второго января меня проведаешь.

Обрадованный её привычной покладистостью брат провел с ней инструктаж, как пользоваться костылями. Обложил со всех сторон диван стульями с бутылками воды, запасами харчей, лекарствами, и испарился, как не было. Под Новый год всем хочется верить в хорошее и не видеть плохого, кто его осудит?

Окончание в следующей публикации

Автор рассказа: Елена Рязанцева

Ссылка на основную публикацию