Кресло подъемника, или 10 минут уединения

– Никита! Ну что ты застрял? – Галя беспомощно оглянулась: турникет открылся, приглашая туристов-горнолыжников в подъехавшее кресло подъемника. Но ее муж, Никита, задержался в очереди, разговаривая по телефону. Ей надо было или шагать вперед, или создавать толчею, пропуская вперед тех, кто был сзади. На принятие решения было две секунды. Вот вечно он так! Он всегда самый главный! Галино мнение в расчет не принимается!

Хотя сегодня, может и прав он был утром, торопя жену, чтобы успеть на первое кресло. И очереди бы еще не было, и целину бы свою поймал, пока ее не раскатали. Но не успели. Приехали в самый пик, потому что Гале было неохота рано вставать. Ну и что, отдых есть отдых, в конце концов.

Две секунды истекли. Галя поправила мех на капюшоне и шагнула вперед. Муж приедет наверх следующим креслом, ничего страшного.

***

– Зря мы сюда поперлись, вон какой хвост отстоять пришлось. – Алена состроила гримасу: она злилась на мужа, потому что он отказался ехать на крутой склон, мотивируя это тем, что он еще не размялся. В результате они приехали на пологую трассу и застряли в очереди на подъемник: здесь было полно начинающих горнолыжников. Почему она всегда должна его жалеть? Подумаешь, не размялся, вечно осторожничает.

Широкое кресло вмещало шесть человек, и работники подъемника, в стремлении уменьшить очередь, старались упаковать каждое полностью, не обращая внимания на то, кто с кем хочет ехать. Через турникет по направлению к подъезжавшему креслу шагнула девушка в белой куртке с меховым капюшоном, и еще оставалось одно место.

– Еще один, подходим, подходим! – патлатый работник в униформе заорал, обращаясь к передним туристам. Он воззрился на Вадима и принялся делать активные приглашающие жесты.

– Да мы вместе… – Вадим робко показал на жену, но та отвернулась.

– Подходим, подходим, не задерживаем очередь! – работник не унимался. – Наверху встретитесь, через десять минут!

Вадим вздохнул и сделал шаг вперед через турникет, оставив жену в очереди. Он оказался рядом с девушкой в белой куртке, которая приветливо улыбнулась.

***

Никита закончил разговор и обнаружил, что жена уже в кресле, которое вот-вот унесет ее в небеса, а турникет закрылся. Хм, ну и ладно. Пусть катится. Он был зол на Галю, из-за которой они опоздали к первому креслу с утра, и ровную пушистую целину, которую он так любил, уже расколбасили. Он в очередной раз пожалел, что не уехал в горы один, без жены, как иногда уже бывало.

Девушка в красной спортивной куртке у соседнего турникета понимающе улыбнулась ему – мол, что, и вас разъединили? Он криво улыбнулся в ответ, пожав плечами, – а что делать? Очередь, будь она неладна. Он мимоходом заметил, что лыжи у нее дорогие, спортивные. Наверно, хорошо катается.

***

Вадим улыбнулся девушке в ответ. Она откинула свой капюшон с мехом и сняла очки. Обнаружилось округлое личико со слегка вздернутым носиком. Симпатичная. Вадим счел, что можно пообщаться.

– Как много народу, да? – Вадиму никогда не удавалось придумать что-нибудь оригинальное для начала разговора. Да и нечасто он беседует с незнакомыми девушками, надо признать.

– Да, ужасно, – согласилась девушка. – Не люблю я эти толпы, честно говоря. Да и подъемники меня нервируют.

– Правда? Ну, в горнолыжном спорте без них никуда.

– Если уж совсем по правде, то и спорт этот не самое мое любимое занятие. Муж меня в это дело затащил. А куда деваться! Муж и жена, одна сатана.

Вадим изумился. У него было примерно так же – Алена любила горы, а он поскольку-постольку. За компанию.

– Вы знаете, это интересно. У меня примерно так же. Не слишком спорт люблю. – Он почему-то решил поделиться, почувствовав родственную душу.

– Серьезно? – девушка с любопытством посмотрела ему в глаза. – А что же вы любите?

– Я? – Он не вполне поверил, что девушке интересна его собственная малопримечательная личность. – Ну вообще-то много чего… Но больше всего книжки читать. И даже иногда писать.

– Неужели правда? Вы настоящий писатель?

– Ну как сказать. Хотя, раз издают, значит настоящий.

– Здорово. А как вас зовут? Вдруг я что-нибудь читала? Я тоже люблю книжки. У меня даже сейчас с собой книжка, электронная.

– Вряд ли вы меня читали. – Вадим засмеялся. – Но я с удовольствием представлюсь, меня зовут Вадим Беседин. А вас?

– Меня Галя. – Помолчав, девушка вдруг добавила. – Вадим, вы знаете, у меня есть одна идея. Немного хулиганская. Что-то неохота мне вниз спускаться. Тем более, что муж на меня злится и будет мне нервы трепать весь день. Тут наверху кафе есть, пригласите меня на чашечку кофе. И про книжки ваши расскажете.

Вадим снова изумился. Не ослышался ли он? Однако хулиганская идея ему понравилась. Вместо того, чтобы хвостом весь день ползать по трассам за женой, которая гоняет по склонам, как ракета, он может спокойно посидеть с симпатичной девушкой за кофе и поговорить о литературе.

– Вы знаете… это интересная мысль.

***

Никита и девушка в красной куртке оказались рядом в очередном подъехавшем кресле. Хорошие манеры, привитые на зарубежных курортах, требовали, как минимум, поздороваться.

– Здравствуйте. Как катание?

– Привет, хорошо. Только трасса тут скучная, а муж не захотел на другую ехать. – Девушка была открыта к общению, не преминув, однако, упомянуть мужа, чтобы сразу расставить все по местам.

– Лыжи у вас крутые. Хорошо катаетесь, наверно?

– Да, занималась в детстве. Да и у вас неплохие! – засмеялась девушка. – Хорошо катаетесь?

– Хм, да неплохо, хоть и не спортсмен. Опыт большой.

– А как у вас катание сегодня?

– Да вот, на целину не успел с утра. Жена у меня соня. – Откровенность за откровенность.

– Сердитесь на нее?

Никита поразился проницательности собеседницы и снова криво ухмыльнулся.

– Да, не без того. Она у меня не слишком спортивная.

– И я на мужа злюсь, честно говоря, – после паузы отреагировала девушка. – Затащил меня в эту очередь за каким-то.

После еще одной небольшой паузы Никита счел, что разговор немного вышел за светские рамки, и это неплохой повод познакомиться поближе.

– А как вас зовут?

– Алена. А вас? – девушка как будто ждала этого вопроса.

– А меня Никита.

Кресло в этот момент преодолело скальный гребень, и перед пассажирами открылся потрясающий вид на долину. Прочие люди в кресле болтали между собой, и это создавало какую-то странную доверительную атмосферу между двумя собеседниками. Никита, неожиданно для себя самого, выпалил:

– Алена, а не хотите со мной на спортивную трассу поехать?

Алена с удивлением повернулась к нему и, смущенно хмыкнув, отреагировала.

– Да, этот было бы неплохо, наверно… Но куда мы наших… супругов денем?

– А давайте наверху их как будто не заметим!

– Как бы потеряемся?

– Ну да. А что, народу тут полно, вполне реалистичный будет потом отмаз.

Алена улыбнулась. Чувствовалось, что идея ей нравится, но она пока не решилась

***

Год спустя, тот же курорт, та же трасса, тот же подъемник, то же кафе.

– Друзья! Минуточку внимания! У меня есть важный тост. – Вадим умел хорошо писать, но не очень хорошо умел держать речи перед публикой. Однако он горел желанием высказаться. Про себя он решил, что, может быть, когда-нибудь и рассказ напишет на эту тему.

Компания постепенно притихла, ее участники обратили, наконец, внимание на оратора.

– Возможно, вы удивитесь, но я хочу выпить за горнолыжный спорт. Да, признаю, я не самый спортивный мужчина на свете, и тем не менее. Хотя, если точнее, я хочу выпить даже не за лыжи, а за подъемники. А если еще точнее, то за тот самый подъемник, который ведет снизу сюда, к этому кафе. Потому что он наш лучший друг, и мой, и Галин. И еще я уверен, что он также лучший друг другой пары – Алена, Никита, о вас говорю! Ровно год назад здесь произошла удивительная вещь: подъемник свел родственные души. Ну или вот этот волосатый работник лыжной индустрии – Серега, встань! О тебе говорю! – в общем, они оба нам всем очень помогли. Мы встретились! потом мы развелись! потом мы поженились! но уже по-новому. И остались друзьями с бывшими супругами! И это просто чудо. Итак, все-таки за него! За горнолыжный спорт!

– Горько! – заорал кто-то.

И две пары поцеловались.

Игорь Метальский

Ссылка на основную публикацию