Двойной удар

В небольшой двухкомнатной квартире, расположенной на третьем этаже сталинского дома, Мария жила вместе с мамой. Девушке было двадцать семь. Она занимала должность главного бухгалтера в солидной организации и имела хорошую репутацию. Но если кто-то из коллег узнавал, что Мария живет с мамой, разговоры частенько сводились к ее личным делам.

— Ну что же ты, Машенька… — заводила пластинку очередная сердобольная коллега. — Надо и свою жизнь как-то устраивать. Съезжай от мамы, большая уже девочка…

Многие знакомые не знали, что это не Мария жила с мамой, а мама с ней. Десять лет назад, когда родители развелись, Лидия Владимировна с дочерью сначала долго жили на даче. Потом снимали квартиру. Мама трудилась кассиром в супермаркете, и потому шансы купить свое собственное жилье были ничтожно малы. Тем более что львиную часть заработка забирали платежи за учебу дочери.

Уже потом, когда Мария устроилась на работу и стала основной кормилицей семьи, решили брать ипотеку. Дачу продали почти за бесценок, но и эта сумма стала неплохим подспорьем, чтобы обставить квартиру необходимыми вещами. Бремя по уплате ипотечных платежей Мария сразу же взяла на себя — ее заработок был гораздо больше, чем у матери.

Двойной удар

Конечно, девушка встречалась с парнями, но это были лишь ничего не значащие встречи. Мария мечтала о том, как найдет своего мужчину, заведет семью. Но пока это были лишь мечты.

— Тебе надо устраивать свою жизнь, — настаивала Лидия Владимировна. — Ну что из того, если мы развелись с твоим отцом. Может, тебе попадется какой-нибудь отличный парень.

Но девушке было не до личной жизни: работа съедала все ее время. А Лидия Владимировна и сама была еще не старой, и Мария надеялась, что мама найдет себе мужчину, переедет к нему, и вот тогда она сможет вздохнуть полной грудью. Походить по ночным клубам с подругами, посидеть вечером перед теликом с бутылочкой Каберне, слушать музыку на той громкости, на которой хочется, а может, даже привести домой какого-нибудь воздыхателя.

Но пока все эти удовольствия были под запретом, оттого жизнь казалась пресной и скучной.

***

Так было до встречи с Тимуром. Молодой человек нечаянно наехал на Марию на велосипеде в парке, и после этого случая они не расставались. Все свое свободное время Мария проводила с Тимуром. Ей очень нравился этот молодой человек, он был очень обаятельным и все время придумывал, как интересно провести время. Только одно немного напрягало — Тимур никогда не приглашал девушку к себе домой. Мария, конечно, тоже не приводила кавалера, ведь у нее дома мама. Но почему он не приглашал ее? Может, он женат?

Прошла пара месяцев, и, наконец, Мария решила расставить все точки над “и”.

— Ты что? — удивленно поднял брови Тимур. — Конечно, у меня никого нет, кроме тебя. Тут такое дело… Просто мы с другом снимаем комнату у одной вредной старухи. В целях экономии, конечно…

Девушке сразу стало неудобно. Как она могла подозревать Тимура в неверности, ведь он просто не хотел посвящать ее в свои проблемы!

— У тебя нет денег снимать квартиру? — уточнила Мария и тут же прикусила язык. Ну нельзя так в лоб задавать вопросы!

Тимур лишь потупил взгляд.

— Это временные трудности. Ты понимаешь, я работаю, стараюсь… После развода я ушел от жены в чем был, все ей оставил…

Мария даже прослезилась: до чего святой человек ей достался. Ничего страшного, что он был женат, ведь это было до их встречи. И потом, Тимур почти на десять лет старше, понятно, что у него могла быть за плечами семейная жизнь.

— Если ты не против, можешь пожить у меня…— пробормотала, расчувствовавшись, девушка. Секундой позже она уже пожалела, что предложила Тимуру свою квартиру. Она ведь даже не подумала, что скажет мама, если Мария приведет домой мужчину.

— С удовольствием, мое золотко, — обнял ее Тимур, и все сомнения отпали сами собой.

***

Лидия Владимировна была не в восторге от решения дочери. Даже больше — она была просто вне себя.

— Маш, может он проходимец какой-то! Вы всего два месяца знакомы, — она шепотом отчитывала дочь, пока не слышал Тимур.

— Вообще-то Тимур позвал меня замуж, — потупив взгляд, отозвалась девушка. И это была чистая правда. Вчера, едва успев разобрать чемодан и разложив кое-как свои вещи в ее шкафу, Тимур подарил ей кольцо. Не золотое, как мечтала девушка, но это было и неважно. Ведь золотое Мария могла позволить купить себе сама.

— Точно, проходимец. На квартиру твою позарился, — покачала головой Лидия Владимировна.

— Мам, зачем ты так? Давай квартиру на тебя перепишем, там все равно только пара платежей осталась. Я же вперед гашу.

На том и порешили.

***

Уже через несколько месяцев Мария убедилась — это решение было правильным. Тимур нигде толком не работал, больше недели не мог задержаться ни на одном месте. А его заработков не хватало даже, чтобы прокормить его самого. Зато в квартире он быстро почувствовал себе хозяином: ходил в одних трусах, ел руками из кастрюли и не считал нужным закрывать за собой двери в туалет. Самое неприятное, что он позволял себе щипать Марию за ягодицы, не стесняясь Лидии Владимировны. Девушка смущалась и просила Тимура вести себя поприличнее.

— А че такого? — удивленно поднял брови «жених». — Ты, между прочим, моя невеста. Как хочу, так и веду себя. И вообще, твоя мама могла бы и съехать.

— Куда съехать? — не поняла Мария.

— Да хоть куда. Дети у нас пойдут, им комната нужна будет, — Тимур ласково обнял ее и поцеловал в щеку. — Так что ты поговори с мамой.

Мария мягко высвободилась от объятий любимого и твердо сказала:

— Ничего не буду говорить. Вообще-то квартира мамина. Это мы у нее живем, а не она у нас. И вообще, ты мужчина в семье, вот и решай, где мы будем жить, — этими словами девушка хотела подтолкнуть любимого к хоть какому-то решительному шагу.

— Как мамина? — удивленно поднял брови Тимур. — Ты же говорила, твоя.

— Была моя, стала не моя, — отрезала Мария и вышла из комнаты.

***

Больше к этому неприятному для обоих разговору они не возвращались. Мария продолжала трудиться без выходных и отпусков. Тимур же находился в вечном поиске достойного места: на одном ему мало платили, на другом была неподобающая должность, а до третьего — далеко ездить. Но Мария не роптала, ведь ее любимый занимался, хоть и с переменным успехом, домашними делами. Мог приготовить ужин, загрузить стиральную машинку и погладить свою собственную футболку. А тут еще и у Лидии Владимировны на работе сокращение прошло. Всех, кому больше сорока, попросили на выход.

— Прямо-таки эйджизм чистой воды, — возмущалась Лидия Владимировна. — Я еще молодая, в общем-то, еще и пятидесяти нет. А этот новый начальник пришел, мальчишка совсем… Ему только молодые кассиры нужны.

— Эйджизм? — с улыбкой переспросила дочь. — Ты где этого понабралась?

— И ты туда же, записываешь мать в старухи! Я, может, только жить начинаю. После сорока пяти, между прочим, у женщины только самый расцвет, — обидчиво надула губы Лидия Владимировна.

Мария только пожала плечами. Расцвет так расцвет. И потом, мать и вправду всю жизнь работала без отдыха, может, этот уход с работы только к лучшему. Тем более, денег, хоть и с натяжкой, но хватало. Вот если бы еще Тимур начал работать, было бы совсем хорошо.

Но в жизни молодого человека ничего не менялось. Он все также продолжал искать себя в интернете, насмотревшись на Ютубе роликов про молодых миллионеров.

Зато в жизни Лидии Владимировны, похоже, наступили перемены. Она сменила прическу, а всю свою последнюю зарплату потратила на обновление гардероба. Мария даже с некоторой завистью смотрела, как мать распаковывает пакеты с новыми блузками и брюками, заботливо привезенные курьером интернет-магазина. Ведь сама она ходила на работу в одном и том же уже почти год. Она будто бы опасалась потратить свою же зарплату на себя: вдруг потом не хватит на что-то другое, более важное, ведь она — единственный кормилец в семье.

— А это что? — Мария с удивлением увидела, как Лидия Владимировна достает из пакета комплект нижнего белья.

— Как что? Белье. У меня, может, личная жизнь тоже есть.

— Личная жизнь? — Мария посмотрела на мать так, будто бы ее впервые увидела. — А с кем?

— С мужчиной, конечно. А что, у меня личной жизни не может быть?

***

Все открылось внезапно.

В тот день Мария почувствовала себя плохо и отпросилась у начальника домой пораньше. Усталая, с хлюпающим носом, она ехала домой в маршрутке и мечтала только об одном — упасть в кровать и хорошенько выспаться. Но мечтам не суждено было сбыться.

Еще на пороге она услышала сдавленное хихиканье и знакомые голоса, которые доносились из материной комнаты.

— Я дома, вы где? — крикнула вглубь квартиры девушка.

— А чего ты так рано? — выбежал из комнаты завернутый в простыни Тимур. За его спиной стояла Лидия Владимировна в легком шелковом халатике на голое тело.

Мария не могла поверить глазам.

— Что тут происходит? Мама?

— Маш, ты понимаешь… Тимурчик и по возрасту мне больше подходит, для тебя староват. И вообще, у нас чувства, — поправляя растрепанные локоны, объяснила Лидия Владимировна.

Тимур, потупив взгляд, кивнул. Боком он проскользнул в другую комнату, стараясь не встречаться взглядом с Марией.

— Как ты мог, Тимур? — крикнула ему вслед девушка. — Собирай свои манатки и вали из моей квартиры!

— Чего? — выглянул парень. — Я вообще-то у новой своей девушки живу, квартира ее.

— Квартира моя, — подтвердила Лидия Владимировна. — А ты молодая, успеешь еще заработать.

Вне себя от гнева, Мария выбежала из квартиры. Она не могла и не хотела находиться там больше ни секунды. Предательство самых близких ей людей — будто нож в спину. Пока она практически жила на работе, зарабатывая деньги на жизнь себе и близким, эти двое кувыркались у нее под носом.

***

Больше домой она не вернулась. Можно сказать, что и дома у нее больше не было. Несколько дней она ночевала у подруги, а потом переехала в другой город. Жить рядом с прежде дорогими людьми она не могла. И хотя со временем она взяла новую ипотеку и даже начала встречаться с молодым человеком, воспоминания о предательстве не оставляли ее. Через знакомых она слышала, что Тимур и Лидия Владимировна расписались, и теперь официально муж и жена. Но даже после такой новости для нее ничего не изменилось. Она навсегда вычеркнула мать и ее нового мужа из своей жизни.

Автор рассказа: Татьяна Ш.

Ссылка на основную публикацию